На главную страницу

Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Отдел религиозного образования
Молодежный
Отдел по окормлению заключенных
Социальный
Отдел по борьбе с наркоманией и алкоголизмом
Отдел по связям с общественностью
Отдел по взаимодействию с казачеством
Военный отдел
Миссионерский отдел
Отдел по взаимодействию с правоохранительными органами


 Поиск по сайту





 


Главная / Отделы / Отдел по борьбе с наркоманией и алкоголизмом

17.05.2009 19:00:00 

Когда медицина бессильна

Реабилитационный центр во имя Иннокентия Иркутского

 

Равномерно стучали колеса поезда, устремившегося с запада на восток. В окнах мелькали деревушки, полустанки. Очередная зимняя сессия в Духовной Академии была позади, и батюшка возвращался из Санкт-Петербурга  в свой родной город. Он открыл четвертую из серии книгу о наркомании, выпущенную его учителем –игуменом Анатолием (Берестовым).   

Перечитывая вступление, он поймал себя на мысли, неужели такое возможно? Да и сложно было согласиться с описываемыми событиями, хотя он, как священник уже мало чему удивлялся…

«Очень впечатляющими были рассказы трех наркоманов о том, как после молитвы или посещения храма и, что важно, не на «ломке», у них вдруг открывалась тяжелая рвота. При этом с рвотой выходила некое облакоподобное извивающееся смрадное червеобразное «существо». Выход этого «существа» был очень мучителен. Но всегда потом приходило изумительное облегчение, и человек переставал употреблять наркотики. Иногда это «существо» выходило не сразу, а в течение нескольких дней, принося молодому человеку неизъяснимые муки…»

«...Подобные случаи не так уж редки…» В «Московских новостях» за 6-е марта 2000 года было опубликовано необычное жуткое происшествие, не поддающееся научному объяснению. Горький пьяница, Вячеслав Остахов, житель подмосковного Ступино, прочитав молитву перед иконой «Неупиваемая Чаша», изрыгнул из себя какое-то мерзкое существо – серого червяка длиной 1,5-2 см с двумя «рожками» на маленькой головке (на которой можно было различить и маленький ротик и глазки). Они с супругой засунули его в бутыль с вином, но «существо» не только не сдохло в нем, но стало расти с поразительной скоростью, увеличившись за неделю до 10 см. Когда вино закончилось, супруги налили водки, и…оно стало расти еще быстрее.

Дальше приключения развивались быстротечно. Супруги отдали бутыль в Серпуховский монастырь, но с братией стали происходить непонятные вещи. И отец Никон отправил это «существо» в Москву, а монахи показали его доценту кафедры беспозвоночных биологического факультета МГУ Василию Ивановичу Васильеву. После самостоятельного изучения этой твари, доцент Васильев попал в больницу, а зоолог, заменивший его в исследовательских работах вскоре заболел и скончался. Узнав об этом, отец Никон попросил ученых сжечь его, что и было выполнено. Однако остались документальные подтверждения того, что это не массовый бред, а реальный факт, записанный сотрудниками биофака МГУ на видеопленку…

Что же касается Вячеслава Остахова, то после этого вся его жизнь перевернулась: он бросил пить, курить, стал ходить в церковь, устроился на хорошую работу…»

Таким образом, наркомания есть состояние одержимости бесами, проявление сатанизма, и не важно, сознает это сам наркоман или не сознает, ибо сатана визитной карточки не оставляет. Основа наркомании - духовная, потому она не поддается медицинскому лечению, но довольно быстро проходит при обращении наркомана к Богу и покаянию.

Вот, как охарактеризовал игумен Анатолий Берестов, опираясь на факты истории разрушение устоев человеческого общества…

«На всем протяжении истории человечества мы видим, как употребление наркотиков связано с темной сатанинской силой. Сатанизм и человеческие пороки, приводящие к уничтожению самого человечества, неразрывно связаны. Та пандемия наркомании, которая буквально захлестнула всю Россию, угрожает ныне существованию самого государства. 

В «Черной Магии» Папюса наркотики, опий и гашиш, рассматриваются как важный магический момент, помогающий человеку войти в так называемый «астрал» - царство злых духов. Таким образом, изначально сатанизм берет на вооружение наркотики в качестве звена, связующего человека с бесовским миром.

Но за отступничество от Христа и грехи приходится расплачиваться: СПИД, туберкулез, гепатиты, пьянство и болезни от него, распад брака и брошенное детство, разгул разврата, проституция. Повышенная смертность и сниженная рождаемость, массовое рождение больных детей, особенно слабоумных. Огромный рост числа психически больных. Наркомания, уничтожающая подростков, юношество, молодежь. Вымирание нации и целых народов. Как был прав апостол Павел, сказавший: «Возмездие за грех – смерть».

Батюшка отложил книгу. Было, над чем задуматься. Сколько у него таких поломанных жизней, которые оказались в его маленьком центре. Сколько трудов положено на призывание их к покаянию, молитве, духовному чтению, к труду, на их устройство и быт…Просто к нормальному общению. Как сложно человеку, имевшему позади все, что давало вкусить прелести «свободной жизни», оторваться, сломать свои желания, и, наконец, стать православным человеком. Что может помочь человеку вырваться из лап сатаны? Только Бог. Только Его любовь способна дать новую жизнь. Но ведь с «этим» для начала надо достучаться до каждого из них.

«Человек в таком состоянии превращается в полного раба своей страсти, и у него нет ни сил, ни главного - желания сопротивляться ей». Здесь только Бог и свобода человеческого выбора в состоянии противостать злу. По словам Достоевского – весь мир – это война между Богом и сатаной, а поле брани – сердца человеческие…

Поезд подходил к перрону. Батюшку встречали. По дороге домой, ребята рассказали интересный случай, происшедший во время святительского праздника в Знаменском храме.

Одна женщина упорно ходила к свт. Иннокентию Иркутскому с мольбой о помощи… Ее уже сорокалетний сын всю свою сознательную жизнь не выпускал из рук бутылку. Ни семьи, ни радостей общения с внуками, и, наконец, медленная гибель на ее глазах собственного сына, толкали ее к святителю с непрестанной молитвой.  Одно упование, одна надежда остались в сердце этой женщины на его  помощь.

И вот, большой праздник святителя Иннокентия. Уговорив своего сына пойти и приложиться к мощам святого,  бедная мать боялась радоваться прежде времени, но надежда теплилась в ее душе. И молитвы были услышаны. Кто среди православных иркутян не знает, что творится в Знаменском храме на празднике великого Святого земли Иркутской! Кажется, что раздвигаются стены собора, чтоб вместить всех желающих. Иркутяне, прихожане многих приходов Иркутской епархии, устремляются на поклон к любимому Иннокентию. Непривычный к стоянию даже во время обычной службы, сын бедной женщины выдержал все – и духоту, и непроходимость толпы и длительное ожидание…

Выдержал и приложился. Выдержал и получил. Вечером того же дня, у него открылась рвота и вышли непонятные для них с матерью – черви!? Сначала была паника и страх. Смыв все в канализацию, мать взмолилась, еще не понимая, что произошло. Время показало, что сын исцелился. Он бросил пить, начал ходить в храм и молиться, принося благодарность Богу и святителю Иннокентию…

Последние сомнения батюшки, о только что прочитанном в поезде, рассеялись.

 

Ничего случайного в этом мире нет. Открывался ДПЦ, а именно - Душепопечительский православный центр, в день иконы Пресвятой Богородицы – «Неупиваемая чаша». У моей знакомой Натальи освободился из мест заключения родной брат. Сама, будучи новоначальной, она уже понимала, что помощь может прийти только в храме, только в православии. Узнав, об открытом центре, где он находится, и кто его возглавляет, она взяла с собой брата, а для обретения большей смелости – мою неприкаянную личность,  и мы отправились в храм св. князя Владимира. Ее представление о том месте, куда она едет, были просты и понятны. Медицинский центр реабилитации - не меньше, где присутствие врачей и психологов просто обязательны и необходимы, медицинские кабинеты, палаты. Все чисто идеально, стерильно… 

По дороге она рассказывала мне, как многих ребят с этой бедой косила смерть, как трудно было им противостоять этой болезни, когда Саша только-только становился наркоманом. В районе, где жили Наталья с братом, из одного класса в живых осталось на сегодняшний день 2-3 человека. 

Эти ребята автоматически переходили в сословие так называемых изгоев общества, в страшное слово – «отморозки». Несмотря порой на спокойный характер и, по сути своей – неплохие люди, они теряли все человеческое, заставляя страдать не только окружающих, но и близких. А как помочь им, чтоб вытащить из такой беды, не знал никто. Тогда был очень длительный период в стране, когда выкашивалось целое поколение нашей молодежи, да и сейчас мало что изменилось, но факт остается фактом. Время, когда убрали железный занавес, было временем начала полного изменения жизни в России, к сожалению, больше в печальную сторону. Хлынули секты, наркомания, возможность растления нашей молодежи и самое страшное – всепоглощающая власть денег. Пока люди пытались разобраться, понять, осознать, что происходит, открывались храмы, но, приходили за истиной туда – единицы.

По прибытии на место, перед ней предстало двухэтажное здание, правда уже с окнами, с жилыми комнатами и с очень слабым отоплением. Условия оставляли желать лучшего. Приносная вода, приготовление пищи – самими ребятами. И батюшка – один. Совсем один. И никаких врачей, психологов. Медицинских кабинетов, красивых и чистых палат. Да, есть жилые комнаты, где чистота зависела от самих ребят. И все. Ну что делать? Здесь был храм, здесь было православие, здесь был священник - отец Владимир, правда, молодой, но все-таки священнослужитель. Это Наташа понимала и утешала себя одной мыслью, что здесь во всем Господь. Она встретилась в кабинете с о. Владимиром, посетовала на свою беду, и видя в его глазах участие и понимание, утешительных слов: «Да, да! Везите, поможем, спасем, исцелим», - она так и не услышала. Уже после, когда у нее состоялся разговор с о. Владимиром, она услышала такие слова:

- Не цепляйтесь к результатам. Это дело Бога. Ваше – потрудиться…

И она поняла – надо делать ей и ее брату все, что положено, как послушание, при этом отдавая все в руки Господа. Александр остался в центре.

Конечно, не все было так просто. И после длительной ремиссии были срывы, и человеческое оставалось для нее не чуждым - плакала, отчаивалась. Но все-таки сама, продолжая воцерковление, не теряла надежды, что Господь не оставит. Не оставит ее и брата, рано оставшихся без родителей. А самое удивительное для нее было то, что и батюшка переживал обо всех, как о родных, прикладывая свое сердце к каждому из них. Переживал их срывы, уходы, пропуская каждого из реабилитантов через свое сердце. Для него они были в первую очередь - людьми, а не «отморозками». По - простому пониманию - образы Божьи. Сначала Наталья принимала посильное участие. Привезти, отвезти, помочь, чем могла. Пока не поднялся вопрос о ее работе в  ДПЦ. Получив благословение у своего наставника, затем и Владыки, Наташа стала помощницей батюшки Владимира. Находясь, практически рядом она наблюдала удивительную картину. В центре среди этих людей царила любовь. И хотя ребята часто покидали и вновь возвращались, но это была уже семья. Батюшка делился своею любовью. Получая взамен признательность ребят. Называли и называют его не иначе как – «батя» или отец. Все время эти люди натыкались на непонимание, на постоянную озлобленность окружающих людей. Их просто тихо, а порой и бурно – ненавидели. А здесь вдруг встретило – понимание, поддержка и… любовь. Ребята поначалу просто не понимали, что такое возможно для них. Потому они, несмотря на падения, уходы, срывы, тянулись обратно…. К этому островку Надежды, Веры и Любви. Сила наркомании, алкоголизма, как огромная сила, бросала их обратно в мир, но они уже не забывали об этой обители тихой радости – покаяния и причастия, служб и молебнов, молитвы и упования на Него, на Господа, дарующего им, возможность вернуться к человеческой, нормальной жизни.

Нужно было стеклить окна. Батюшка после службы обращался к прихожанам.

- Люди помогите, кто, чем может. Если у кого-нибудь есть хоть какие то стекла, принесите…

И люди несли стекла, и окна закрывались. Шаг за шагом, благоустраивалось это здание для нормальной жизни при помощи самих же ребят. И вот когда оно перестало быть остовом с зияющими глазницами, нежилым и ни кому ненужным, через полтора года оно понадобилось. Кому? Это уже не суть, пусть будет на их совести. ДПЦ было предъявлено – три миллиона, хотите - выкупайте, нет – выселяйтесь. Хотя это здание и принадлежало стоящему здесь монастырю, ребята во главе с о. Владимиром были просто выброшены на улицу. Здесь была особая благодать для них. Они, помня об этом, несли свои тяжкие кресты, кресты борьбы с сатаной. Распинающий их сатана ломал и  физической, и душевной болью. Требовательно взывая к себе, как прежних своих рабов.

  Обивались пороги, взывали о помощи, стучались в двери администрации. Но все было напрасно. Глухота и слепота к проблемам ребят-наркоманов подкосили батюшку. Руки опускались, но надежда жила. И вот когда все уже было сделано, перебрали все возможности. Казалось бы, все, выхода нет, батюшка благословил всех встать на молитву. А молился батюшка дерзновенно. Требовательно, с верой, что не оставит Господь. И Господь не оставил. Выступление, пускай минутное, привлекло внимание людей, и брошенное жилье без крыши досталось центру, как новый плацдарм для духовных и физических подвигов руководителя и ребят. Деревянный корпус был таким же, как и предыдущее здание под ноль, и даже хуже, без всего, кроме стен. И все началось заново. Строительство, остекление, отопление, благоустройство. Жили в палатках, спали в спальниках. Одним словом, походные условия. На дворе весна и срочно надо было подводить под крышу. Спали по три часа в сутки. Работали все, не покладая рук. Но, как и прежде, не это было основным у о. Владимира. Отопление было необходимо, но главное – отогрев человеческих душ. Освещение не менее важно, но главнее было просветить свою паству светом Христовым. Строительство заново центра реабилитации необходимо, но важнее  возведение храма Божьего в израненных душах этих ребят.

Еще в старом корпусе, в Рабочем, батюшка ездил в хоспис и всегда брал с собой  реабилитантов. Он приезжал к умирающим больным, чтоб исповедовать, окрестить, причастить, соборовать, порой проводить в последний путь, и все это было на глазах ребят. Встреча лицом к лицу со смертью, порой была более внушительной встряской для них, чем нравственные наставления в вопросах спасения души.

Чаще всего факт реабилитации успешен после второго или третьего захода, когда человек прикоснувшись к вере, падает и опять пытается встать. А получается это таким образом. Оказавшись в центре, по истечении 2-3 недель, они уже становятся уверенными, что смогут выдержать и не упасть. До этого – жизнь в героиновом рабстве каждый час и каждую минуту, а здесь вдруг с ними происходит «освобождение» и они попадают в эту «ловушку» своей уверенности, думая, что все – преодолели! Свет в глазах, ясность ума. И тут, лукавое обхождение врага: «Ты все сможешь, ты все преодолеешь». И они уходят. Как это называется в центре – «пошел доделывать недоделанные дела». Только в мир - сразу падение. Где и смерть всегда рядом. Этих, таких, разных на первый взгляд, людей объединяет страшный факт жизни, каждый прошел попытку суицида.

И начинается борьба с самим собой. А практика показывает, что необходим личный опыт и личная борьба. 

Процесс познания  христианских истин проходит разным путем. Кто-то сразу схватывает  смысл евангельских строк, кто-то с трудом осознает и объясненное толкование. Вроде и одна страсть, один процесс исцеления, один объединяет всех центр, но путь каждого индивидуален. Как объяснил один священник – «с ними надо возиться, как с малыми детьми». Как будто они вышли из состояния «комы». С момента начала наркомании до выхода из нее – это все потерянное время жизни. Ведь чем занимался человек в этот период – только поиском наркотика. И более ни-че-го. Этот период времени выпадает из жизни полностью. Начинаются порой детские  вопросы, осваивание быта. Вплоть до стирки своих вещей, уборки, приготовления пищи. Обучаются здесь всему. Заново начинается жизнь, и они открывают себя заново. Бывает, что открываются таланты. Кто-то начинает рисовать и довольно успешно, кто-то петь, кто-то писать. Например, Феодор начал рисовать картины, разрисовывая зал, расписывать пасхальные яйца. Сам себе, не веря, удивлялся, что дал ему Господь такой талант, о котором он и не подозревал. Часто они о себе не знают многое.

Наркомания это страшная война, в которой погибают наши дети. Они уходят, а мы и не подозреваем, какое дарование было скрыто в их сердцах и душах. Так и не раскрывшись, они покидают эту жизнь. Девушки так и не становятся матерями своих не родившихся детей. Буквально три года назад, в 3-ем поселке ГЭС, где самая торговля героином, погибло 43 человека. Анализ после вскрытия показал - в героине был подмешен цианит. А это значит, что детей убивали целенаправленно.

 

Изгои общества, они были гонимы везде, даже в родных семьях. Порой и собственные матери, не выдерживают и отказываются от таких детей. Их приводили в центр, как приносили часовщику поломанные часы, надеясь, после допущенных ими же, родителями беды – получить новую блестящую игрушку. Отремонтированную. При этом, спрашивая – а какой будет результат? Какие гарантии вы нам можете дать? Мы заплатили, а вы верните их нам в целости и сохранности. Тогда им объясняют, что должно быть личное участие, просят, чтоб все было задействовано в помощи, объясняют о воцерковлении, о покаянии, о молитве. Но, если звучат слова со  стороны, что дети страдают по грехам родителей, то, в лучшем случае это были обиды. Был такой пример, когда мать прочитала 40 дней акафист, не вдумываясь, не понимая, что делает, просто ее попросили. Ее сын не колется уже 7 лет, имеет семью, детей. Зачастую реакция другая. В хосписе попросилась у батюшки девушка. Ее приняли, а родители отказались от нее полностью, сказав – вы приняли, вы и кормите, вы и возитесь. Отношение зачастую – аномальное. Бывает и гиперопека, когда каждый час звонок – как мое дитя? И получается, что редкость, когда золотая середина, когда мать готова сделать для своего ребенка все, что в ее силах.

В ДПЦ есть учеба для родителей. Беседы  каждое воскресенье в 15-00  в  храме  Святых  мучениц  Веры, Надежды, Любовии и матери их Софии. И не обязательно там должны присутствовать родители, находящихся в центре детей. Приглашаются все заинтересованные. На занятиях объясняется самое главное, что надо начинать с себя. Что нужно разобраться в своих ошибках. Что такое сделано и не сделано для своих детей, что они попали в такую страшную беду. Храмы открыты, службы каждый день, таинства покаяния и причастия. И вот самое время поработать ради собственного чада. Задается вопрос – для чего мы живем? Для детей. Чтоб родить, поднять, воспитать. Так значит надо выполнять свою задачу на все 100%? Но как часто слышится такой ответ: «Я деньгами помогу, а вы уж сами, но в храм пойти не могу, мне там плохо». Мало кто задумывается, что связь духовная и незримая матери с ее ребенком до конца жизни. Перерезают физическую пуповину, невидимая нить не отпускает их друг от друга. И грехи матери ложатся на ее дитя. И благодать материнской молитвы имеет огромную силу помощи и поддержки ее ребенку. Не говоря уже о чудесах, которые она может творить.

Были случаи, когда мать плачет и обещает выполнить то, что ее просят – идти в церковь. Но не идет, а ребенок в этот момент в центре. И этого парня настигает срыв и его несет во все тяжкие. Мама звонит, рыдает, согласная на все, даже на посещение служб. Идет, и ребенок тем временем возвращается в центр, просится обратно и совсем по другому направлению идет процесс, если мать на молитве. Когда же мать в стороне, детям очень сложно бороться с таким злом без ее поддержки.

А у детей сирот все происходит иначе. Здесь видима помощь Самой Пресвятой Богородицы, Ее Пречистый Покров. И результаты иные.

Год на реабилитации была одна девушка. Затем ее благословили в Батурино, женский монастырь. Вернувшись оттуда, дала зарок на неупотребление наркотиков. Уже, будучи ВИЧ-инфицированной. Девушка вышла замуж, родила ребенка. И была счастлива, но удар был нанесен ей внезапно через зависимость ее мужа, который, не выдержав, сорвался. Для нее это был тяжелейший стресс. А удар пришелся по, итак слабому здоровью. Монограмма была плохая. Ее клали в больницу на терапию, но из-за больного ребенка она отказалась. Пройдя таинство покаяния и причастия, девушка появилась для повторного обследования, и каково было изумление врачей, когда показатели изменились в лучшую сторону, показывая, что нет нужды на амбулаторное лечение. В это же время, в больницу поступила другая девушка, никогда не имевшая наркозависимость, но, заразившись от мужа-наркомана. Поступила с плохими анализами. Был отказ от принятия таинства причастия, и была обида – за что и почему. Ведь она ни в чем не виновата. Анализ так и не улучшился. Вот так один человек моля о прощении своих грехов и помиловании перед Богом, получает чудо Божье по своему смирению, другой за ропот - ничего.

 

Трудно создавался центр. Ничего просто так не дается, когда люди пытаются противостать дьяволу. Одна надежда, на Бога. Как-то, стоя у котлована будущего храма в Марково, я задала вопрос батюшке.

Центр реабилитации наркозависимых

- Батюшка, и в семье невозможно справиться с этой бедой, когда сын, брат, муж, отец. Или другие близкие в семье. Ну, как Вы то с целой командой справляетесь? Ведь это практически невозможно!!!

- Так я и не справляюсь, Все Господь - ответил батюшка и улыбнулся.

У кого сейчас нет проблем? Их хватает везде. А в ДПЦ и не счесть. И все ложится на плечи настоятеля. Нехватка людей, средств... Реабилитанты как дети, к каждому индивидуальный подход. Приходиться разрываться и на устроение дня по расписанию для ребят, и занятия с ними, и «добычу» продуктов. Конечно большая нагрузка, а зарплат, равноценных такой работе нет. Люди не идут. А помощь когда обращаются за ней, к сожалению, к таким, как центр для наркоманов, не торопится. При звонке куда – либо, в лучшем случае бросят трубку. В худшем – скажут все, «что о ДПЦ думают». А думают нелицеприятно, могут и совет дать: «Занялись бы лучше делом». Конечно, надо помогать и детям-сиротам и инвалидам, но ведь и больные наркоманией – больны и остро нуждаются в вашей помощи.

Для девочек необходим отдельный центр. Их приходится закрывать отдельно. Кто сталкивался с проблемами наркоманов, знают почему. Нашли заброшенный лагерь в Шелеховском районе. Приехали, увидели. Подъезжают грузовики и на глазах разбирают, разворовывая дома на свои нужды. Обращались в Иркутскую и в Шелеховскую администрацию. Ответ был категоричен – земля продается. Год прошел, а воз и ныне там. Земля пустует. Последнее вывозится. А девочки гибнут, центр не в состоянии всех желающих взять. Как говорят священники – женщина поражается духовной болезнью быстрей. Поэтому и реабилитационная программа для них совсем другая. 

Бывает, что и накормить ребят нечем. Но потребительского отношения не должно быть. Праздность оскорбляет душу.  Труд и молитва. Таково мнение о. Владимира. Они должны сами работать, сами вести свое хозяйство. Главное – положить начало благое. Тем более при такой зависимости, как у этих ребят, не должно быть свободного времени. А им, в свою очередь, хочется видеть плоды своих трудов, а не просто подметание прилегающей к центру территории. Пожертвовали старенький столярный станок с разными функциями – уже радость. Помогает Михаило – Архангельский приход, дай Бог им здоровья. По благословению настоятеля и корову подарили, в трудное время капуста, картошка.. все в ход идет. Ведь в центре всякая копейка на счету. Свет, бойлер, маленькая ферма – все требует вложений и материальных, и физических. Сейчас функционирует автомастерская, в летнее время строятся теплицы, разбиваются огороды, построены 2 бани, рядом с одной из них в дни Крещения выстраивается купель, где окунаются не только сами ребята во главе с батюшкой, но и желающие получить радость, иркутяне. Решил батюшка построить овощехранилище с выходом из самого корпуса. Стали копать – дождь. Ну, понятно почему, чтоб не было легкого пути. Все побывали в этой яме, все в грязи посидели. Пригласила Наталья специалистов, посмотрели, оценили и подвели итог – «плавун». Велели искать другое место. Легко сказать, другое. Вздохнули. Дождались батюшку. Он появился и бросил на ходу: «Молиться надо. Николаю Чудотворцу». Помолились. Оползень встал. Плавун исчез. И дальше работать. Сейчас очень удобное овощехранилище – выход из корпуса. Сухо, чисто.  Хозяйство сейчас хорошее – козы с козлятами, свиньи, гуси, корова.

Есть спортзал-теннис, тренажеры. Как-то состоялся матч. Выиграли у протестантов. Спортигры были проведены под девизом «Спорт против наркотиков». Те решили отыграться. Но опять проиграли. Стимулировали ребят наградными в виде мороженого и лакомств. Редко они его видят. Не по средствам центру лакомства. Вот и радуются ребята любому пирогу, привезенному им в подарок, как утешение, ну а мороженое!!! Заслужили, получили. Ликование  было!!!

Умеют реабилитанты радоваться, как дети. Балагурят, шутят, смеются. Отошла зависимость и пришла радость жизни. Не без искушений, но после такой кабалы рождается умение по-новому смотреть на жизнь. Радуются всякой мелочи, так что и руководителей заражают своим оптимизмом.

Центр реабилитации наркозависимых

Центр стоит и главное - работает. Работает один на всю Сибирь и не только. Сюда приезжают и из других городов. Правда, по – прежнему в ДПЦ нет психологов. Не хочет никто идти и работать на маленькую зарплату. Приходят новые ребята, выходят в жизнь уже установившиеся в своем воцерковлении и, конечно все бывает и падения, и срывы, и отступление от Бога. Поэтому, сколько бы не прошло времени, ребята стараются продолжать посещать службы, ездить в монастыри, помогать батюшке. И замечена такая тенденция – кто не держался за Бога, тот возвращается полностью в прежнюю жизнь, где смерть не заставляет себя ждать.  Но ведь и в окружающем, этот маленький островок надежды, мире малое стадо хватается за Бога, моля о спасении. Всех ждет Господь, но не все слышат Его стук в сердце.

Бывает смертельная усталость и у батюшки, когда, казалось бы, все, сил больше нет. Но приходят к нему те, кто, вырвавшись из зависимости, бегут к нему как дети к родному отцу и несут радость своего воскрешения и этой радостью дают батюшке новые силы. Есть у батюшки и список тех, кого проводили в мир иной, но успели подготовить – крещением, покаянием, причастием, что дает надежду на прощение Божье. Они ушли с надеждой. С надеждой проводил их и батюшка. Он молится, поминает, не оставляя в своих молитвах.

Приезжают ребята и на чтение акафиста, радуются друг другу, общаются, вместе молятся, переживают друг за друга. Одним словом – одна семья. Столько пережито вместе. Есть и день - праздник Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша», когда собираются все. И приходят в гости те, кто уже твердо стоит на своих ногах, имея жен, детей, а главное веру в Бога, что и скрепляет их жизнь уверенностью – Он не оставит, как и не оставил, и не бросил их в трудную минуту, батюшка Владимир. Божий пастырь, который сделал все, чтобы сохранить тех, кого дал ему Господь. Они слетаются таким количеством, что приходится накрывать столы во дворе, чтоб вместить всех тех самых мальчишек, а ныне почтенных отцов своих семейств, которых общество когда-то выкинуло их из своей жизни, из своей памяти, не вспоминая об их существовании…

 

Ирина Дмитриева

Записано с рассказа Натальи Суховойской

Фото http://irkutsk.orthodoxy.ru

Читайте также:

Раздел сайта, посвященный работе епархиального отдела по борьбе с алкоголизмом и наркоманией

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Нужны самые неотложные меры по защите от алкогольной угрозы

Проект "Общее дело" Поводом для дискуссии станет документальный фильм, посвященный той или иной стороне алкоголизации общества.

Николай Герасименко. "Если не примем срочных мер, то просто пропьем страну"

Архимандрит Тихон (Шевкунов): "Все, что связано с водкой, у нас окружено враньем"

Священник Павел Гумеров. Восемь смертных грехов и борьба с ними.

Священник Георгий Балакин. Обязательно ли православному выпивать?

Александр Ткаченко. Танцы на краю Исповедь алкоголика

Если в семье игроман, или никогда нельзя играть по чужим правилам

Клименко И.П. Горькая правда о пиве

Официальное обращение членов Миссионерского отдела Иркутской епархии РПЦ МП к депутату Государственной Думы Гудкову Геннадию Владимировичу по поводу озвученной им парламентской инициативы "Возобновить в полном объеме рекламу пива в российских СМИ..."

Виктор Иванов. О наркоситуации в РФ: новые вызовы и угрозы.

В.П. Иванов. О причинах и последствиях "афганского наркотрафика" для РФ

Протоиерей Сергий Бельков. О перспективах взаимоотношений органов государственной власти и епархиальных структур в деле развития реабилитационных программ для наркозависимой молодежи 

Николай Новопашин. Духовная составляющая православной реабилитации наркозависимых

Центр реабилитации наркозависимых

Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых
Центр реабилитации наркозависимых

Возврат к общему списку

ВЕРНУТЬСЯ В РАЗДЕЛ

Душепопечительский центр во имя святителя Иннокентия Иркутского 

Руководство Душепопечительского центра  

Начало работы Душепопечительского Центра

Устав Центра во имя Святителя Иннокентия Иркутского

Памятка для родителей

Что необходимо знать о наркомании и наркотиках

Контактная информация

 




e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна, при публикации в сети интернет обязательна гиперссылка на официальный сайт Иркутской епархии.

© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика