На главную страницу

Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Отдел религиозного образования
Молодежный
Отдел по окормлению заключенных
Социальный
Отдел по борьбе с наркоманией и алкоголизмом
Отдел по связям с общественностью
Отдел по взаимодействию с казачеством
Военный отдел
Миссионерский отдел
Отдел по взаимодействию с правоохранительными органами


 Поиск по сайту





 


24.08.2021 07:30:00 

История одного поиска

  История одного поиска (часть 1)

Часть 2

Наш поиск совпал с переездом лагеря на новое место.

Иркутской епархии передали бывший пионерский лагерь «Таёжный» в Черемховском районе. «Роднички» отныне решено было проводить там. Вместо палаток теперь стояли корпуса, вместо маленькой бани – тёплые душевые. В прошлом остались мокрые спальники, изморозь на палатке по утрам, трапезная на улице и полевая кухня. Мероприятия можно было проводить не только на улице, но и в просторных помещениях. Новая территория лагеря была больше, но возможностей для походов было немного. Программа лагеря становилась главным, если не единственным способом увлечь ребят и дать им что-то важное. Поиск нового пути стал еще актуальнее. Но в чем должна заключаться новизна, мы до конца не понимали…

В интернете прочитали про «Звезду Вифлеема» - православно-ориентированный лагерь Патриаршего Центра развития детей и молодежи при Даниловом монастыре в Москве. В статье рассказывалось о необычном лагере: программы по Муми-троллям и Хроникам Нарнии, Рыцарские смены (рыцарство и православие – странно как-то)… С таким раньше не приходилось встречаться. Но  цель этого лагеря – «воспитать в ребенке личность, свободную и ответственную, имеющую осознанную христианскую веру» - звучала как самая  желанная мечта.  Мы решили во что бы то ни стало познакомиться с его организаторами.

В Москве на очередных Рождественских Чтениях мы разыскали Егора Коврижкина, директора «Звезды Вифлеема». Вместе с ним была Наталья Борисовна Ковалева – психолог и методист, которая занималась в лагере разработкой программы. Тогда мы не подозревали, что Наталья Борисовна - крупный ученый, кандидат психологических наук, разработчик нового направления в образовании под названием рефлексивно-позиционный подход.

С присущей сибирякам энергией и настойчивостью, мы убедили москвичей в необходимости сотрудничества. В результате было решено провести серию совместных трехдневных семинаров для родничковой команды организаторов – в Москве и в Иркутске.

Всё началось с трудной и болезненной работы по слому наших прежних представлений о воспитании и о самих себе.  Нам казалось - мы открыты ко всему новому, а на самом деле продолжали воспринимать детей как объектов своего воздействия. Главным оставался вопрос «А где же у них кнопка?», т.е. поиск новых приёмов, которые сами по себе изменили бы детей. Нам, как педагогам, необходимо было перестроиться. Надо было научиться воспринимать и себя, и детей как субъектов (действующих лиц) воспитания и развития.  А самое главное – понять, как включать в этот процесс детей и включаться самим. Ведь дети привыкли быть потребителями того, что предлагают взрослые, а мы привыкли контролировать этот процесс извне.

Для начала необходимо было понять, что мешает духовному развитию детей (да и взрослых тоже). Нужно было увидеть не симптомы, а именно проблемы современной жизни - то, что реально влияет на формирование мировоззрения.  А также глубоко погрузиться в онтологические запросы подросткового возраста.

Но знание, преподанное в готовом виде, останется чужим, не воспринятым до конца.  Нужно было самим найти ответы, совершить собственные открытия. Но как?

На первом же семинаре ведущими был задан главный способ всей последующей работы - обращение к культурным образцам: притчам, фильмам, книгам, песням, картинам, историческим рассказам и т.д.. Главное – в них должно было содержаться размышление по определённой проблематике. Любой образец предлагалось воспринимать как текст, который необходимо прочитать, глубоко в нем разобраться. А затем с его помощью сделать собственные открытия.  Само слово «текст» стало употребляться в широком смысле.

В итоге были сформулированы главные вызовы, с которыми предстояло вести войну:

- клиповое мозаичное сознание,

- некритичное усвоение норм и образцов, транслируемых СМИ,

- гонки за эмоциональными состояниями,

- духовное потребительство;

- зависимое поведение.

На нашей стороне оставались неистребимые потребности подросткового возраста: поиск себя, стремление к самореализации среди сверстников, жажда подвига и великих свершений.

Значит, в лагере надо создавать особое развивающее пространство. Пространство, где можно ставить вопросы, актуальные для подростков и молодых людей, и находить на них ответы.  Центральное место в нем должно быть отведено Культуре, работе с фильмами и другими культурными образцами. Для ребят это способ делать собственные открытия, а для нас – говорить о своей вере, избегая назидания и морализаторства.  В этом пространстве необходимы сложные творческие задачи, которые можно выполнить только сообща. И все это должно объединиться в единую игровую модель. В основании такой модели должно находиться христианское мировоззрение. В этом пространстве можно воплощать собственные решения и принимать их последствия. Искать способы преодоления жизненно важных проблем и совершать настоящие поступки. А самое главное – такое пространство должно вдохновлять ребят и взрослых на личное духовное развитие.

Задача была очень сложная, но мобилизующая и воодушевляющая. Открывался новый путь, по которому хотелось идти. И мы шагнули на встречу своей первой смене в этом подходе…

Культурным образцом для первых трех лет была выбрана книга христианского писателя К. Льюиса «Хроники Нарнии». Игровая модель – Школа нарнийских рыцарей. Главная цель такой Школы - подготовить ребят к выполнению важной миссии в сказочной стране Нарнии. Эта страна создана Творцом, явившемся в виде льва Аслана. Там жили наивные добродушные сказочные существа и говорящие животные.  Помочь им отличить правду от неправды, добро от зла мог только человек. Люди были теми, кто не раз подвергался искушениям. Теми, кто знает, что есть грех. И теми, кто нашел силы и способы с ним бороться. По законам этого мира попасть в Нарнию разрешено было только детям. Поэтому ребятам предлагалось стать теми, кто способен отличить истинное от ложного, найти способ противостоять внутреннему и внешнему врагу. В Школе нарнийских рыцарей будущим воинам предстояло:

- научиться понимать движущие мотивы своих и чужих поступков,

- распознавать манипуляцию,

- отличать действия от поступков и предвидеть их последствия,

- уметь действовать сообща, вместе находить творческие решения в сложных ситуациях.

А самое главное - осознать основной закон мира, который был создан Творцом. Связь мира с его Создателем удерживает его от гибели. Как стать теми, кто эту связь не только удерживает сам, но и помогает удерживать другим? С этими вопросами мы с ребятами шли по смене, радуясь открытиям, огорчаясь от неудач…

Через какие дела воплощалась программа? Начиналось все с Вводной – отряды собирались в Зале Совета. Ведущий задавал проблему и ставил перед всеми вопрос, который был важен для каждого. Затем вводился главный культурный образец и объявлялось об открытии Школы нарнийских рыцарей. Главная задача – замотивировать ребят на предстоящую непростую деятельность.

Затем отряды знакомились с историей возникновения Нарнии и отвечали на вопрос «Почему при создании Нарнии Аслан не уничтожил злобную колдунью Джадис, несмотря на то, что она пыталась его убить?» Через обсуждение ребята открывали, что суть свободы, которая была дана Асланом своим созданиям, состояла в выборе – быть с Творцом или отказаться от Него.

Далее шел командообразовательный практикум со сложными испытаниями. Перед каждым этапом с ребятами обсуждалась подходящая по смыслу легенда. Постройка макетов нарнийских городов; стратегические учения; коммуникативно-ролевые игры, где надо было убедить героя, показав ему последствия выбора – вот неполный перечень дел нарнийских смен.

Удивительным временем на каждой смене были моменты, когда отряды собирались в храме в одном из зданий на территории лагеря. Два-три раза за смену совершалась Литургия. Многие ребята самостоятельно (принуждения никогда не было) принимали решение исповедаться и причаститься. Каждую смену совершался обряд Крещения для тех, кто хотел принять Православие (при согласии родителей). Ежедневно читалось утреннее и вечернее правило. Утром после молитв батюшки читали Евангелие и связывали его с тем, что происходило с нами в нарнийской программе. Через такие беседы Евангелие становилось ближе.   Было чувство, что Господь бережно поддерживает нас Любовью и Словом. Помощь Божия чувствовалась во всем: когда надо - шел дождь, когда требовалось – было солнышко. А на безбрежном родничковом небе выкладывались картины, которые позволяли чувствовать близость Господа наяву: то появлялся огромный облачный лев, то невиданный белый замок, то корабль с парусами… И мы с ребятами, подняв глаза вверх, вдруг замирали, потрясенные Небесным творчеством. 

            Если же говорить об ошибках - они тоже были.  Сейчас, оглядываясь назад, остаётся только удивляться, какими мы были бескомпромиссными. Испытания на командообразование были сложными, требовали невероятно слаженного взаимодействия. Отряды проходили их почти без помощи взрослых по двое-трое суток. За это время ребята отчаивались и вновь обретали силы. Все до единого отряды проходили испытания до конца.  Только после этого программа двигалась дальше. Это создавало сильное напряжение среди ребят и взрослых, смена сбивалась с ритма. Позже, анализируя свою работу, мы пришли к необходимости ограничивать время испытаний и регулировать сложность - разбили ее на уровни. Ведущие испытаний стали помогать ребятам: вместе разбирали причины возникающих трудностей и находили способы их преодоления.

В разборе текстов тоже возникали проблемы. Если ребята высказывались из потребительской позиции, мы показывали противоречие и несостоятельность их тезиса. Так постепенно шаг за шагом разбивались все подростковые представления. Дети оказывались в тупике. В этот момент мы давали им правильный ответ, и они с облегчением (или некоторым подозрением) его принимали. Своей цели мы достигали. Но чувствовалась неправильность происходящего: мы считали свободу главной христианской ценностью, а здесь в наших действиях просвечивала манипуляция. На лицо был разрыв между ценностью и тем, как она воплощалась. Ощущая это, мы часто вместо проблематизации уходили с ребятами в свободное размышление. Спорили, доказывали друг другу, но закончить этот процесс с итогом, принятым всеми, никак не получалось.

В 2013 году Егор Коврижкин завершил активное взаимодействие с нами.    Наталья Борисовна Ковалева наше сотрудничество решила продолжить. Мы опять оказались в ситуации, когда требовался новый виток развития.

            Выход нашелся. Летом 2014 года мы познакомились с Федором Ковалевым, ведущим Московского герменевтического клуба. Вместе провели на Байкале прорывную для нас смену молодежного православного лагеря «Вера и дело». С этого года родничковые смены стали готовиться вместе с Федором Ковалевым.

Самым главным открытием для нас на этом этапе стала герменевтика, точнее сказать - медиагерменевтика.

Герменевтика – (греч. ἑρμηνευτική, от ἑρμηνεύω – разъясняю, истолковываю) – искусство толкования текстов классической древности, Библии, учение о принципах интерпретации. Вообще, герменевтика – это широкая область знания. В рефлексивно-позиционном подходе разрабатывалась именно медиагерменевтика [Ковалева Н.Б.]

Вся жизнь человека воспринимается медиагерменевтикой через диалог Бога и человека. Медиагерменевтика предлагает рассматривать все значительные события нашей жизни как один большой Текст, который необходимо читать и понимать.  Утверждается, что в любом талантливом произведении заключен диалог автора и Творца. Автор в своём творчестве задаёт миру, Богу важный экзистенциальный вопрос.  И ответ, который приходит в результате большого творческого напряжения, принадлежит не только автору. Писатели, режиссёры, художники часто пишут об этом феномене творчества. Чем талантливее и честнее Художник, тем менее он склонен приписывать творческие результаты только себе. Поэтому в произведении можно обнаружить не только духовный поиск автора, но и ответ Творца. Отсюда гармония и целостность Текста. Главное - не использовать произведение для навязывания заранее продуманных идей. Необходимо вслушиваться в него, пытаться войти с ним в диалог.

С помощью медиагерменевтики мы начали преодолевать противоречия, которые обнаружили в своей деятельности. Теперь по-новому строились обсуждения фильмов, притч, художественных текстов. Главной целью стало не прийти к верному суждению, а запустить общее обсуждение в группе, создать условия для рождения новых пониманий. Все высказывания принимались и рассматривались. И теперь, приступая к разбору Текста, мы до конца не знали, к каким открытиям придём в конце.

При таком подходе возникала новая опасность – одновременное существование в группе разных интерпретаций одного и того же Текста. Ведь каждый волен воспринимать смысл произведения так, как ему кажется правильным. Но тогда не возникает диалогического пространства. Открытий тоже не происходит - все остаются в своих старых представлениях: «Я так чувствую! Это мое мнение!»

Чтобы возникло общее поле обсуждения, стали задавать единую проблематику. Делалось это через специально подобранные игры и словесные разминки. Например, при разборе мультфильма Ю. Норштейна «Ёжик в тумане» делали актуальными понятия «Поиск, развитие». Для этого всем участникам по кругу задавался вопрос: «Развитие – оно какое? Скажите одно слово или словосочетание». В итоге собиралось первичное представление всей группы о том, что есть развитие. Затем ставился вопрос, с которым входили в обсуждение. «Зачем Ёжик пошел за лошадью в страшный и непонятный туман, если его в это время так ждал Медвежонок?».  Соблюдались принципы разбора:

- не повторять то, что уже было сказано;

- своё высказывание подтверждать образами и деталями произведения,

- быть готовыми развить или опровергнуть чужую мысль.

Чтобы это воплотить, нужно было внимательно слушать других. Постепенно навык слушания превращался в устойчивую норму.

Один из самым важных моментов обсуждения - фиксирование того, что казалось в Тексте непонятным, парадоксальным. Главное было – не отмахнуться: «Да все ясно!» А задуматься, вглядеться и увидеть противоречие: «Вот этого не понимаю!» Следующий шаг – поиск разрешения парадоксов в самом произведении. Мы обращались к образам, вглядывались в детали, вслушивались в диалоги героев. Затем выдвигали свои версии, как можно объяснить противоречие. Чтобы избежать своевольного толкования, нужно было проверять свои интерпретации.  Для этого задавались вопросом: «Находит ли данное предположение подтверждение в других моментах и деталях? Возникает ли в итоге непротиворечивая история?» Если да, то получалась объёмная картина. А если нет, то соглашались, что догадка была неточной или неверной.

Нахождение противоречий и парадоксов открывало возможность для личных открытий.

Текст сам по себе был гармоничным, без противоречий - для разбора брались надёжные, проверенные временем произведения. Противоречие оказывалось таковым только из-за нашего непонимания.  Увидеть целостность Текста мешали наши предрассудки и ошибочные суждения. Чтобы понять гармонию произведения, необходимо было отойти от своих поверхностных суждений и найти новую точку опоры, новый фокус. Предстояло восстановить мировоззрение автора, понять картины мира его героев, осознать их отличие от наших представлений. В итоге открывалось другое видение, новое для нас.

Мы отказались от приведения детей к «правильному» ответу. Вместо этого главным стала устремленность к диалогу с конкретным текстом. И если диалог возникал - в детской группе открывались смыслы, мимо которых порой проходили взрослые, когда готовились к проведению программы.

Следующим важным моментом было самоопределение детей к совершенным открытиям. И тут наступала важная точка их осознанного выбора и взросления. Если они принимали сделанные открытия как истинные – их представления о мире менялись. Если отказывались - изменения откладывались на потом. Для многих ребят этот процесс не останавливался и после лагерной смены. А чаще всего после лагеря только начинался.

Мы стали глубже понимать рефлексивно-позиционный подход [Ковалева Н.Б.]. Его основные понятия - рефлексия и позиция - становились инструментами развития. Вместе с ребятами мы учились анализировать свои действия, поступки, видеть их последствия. На основании увиденного проектировать новые способы делания. Стремились развивать в себе и детях позиционность: умение не только говорить о христианских ценностях, но и на этих ценностях строить отношения с людьми, воплощать их в своих делах и поступках.

 И творчество - творчество во всем! Итоги обсуждения представлялись в разных формах: поделки, картины, журналистские расследования, театральные сценки, песни и т.д. и т.п. Но разнообразные виды творчества не только помогали представлять свои открытия. Рисунки, сценки, пантомимы стали частью общего обсуждения и позволяли глубже понимать Текст.

Смены стали другими – теперь они проходили под общим названием «Школа хранителей цивилизации». Каждый год вводились новые герои, брались новые культурные образцы, и в итоге возникала новая тема.

 

За последующие годы были созданы программы, посвященные святому князю Владимиру; святителю Иннокентию, митрополиту Московскому. По-новому переосмыслили и провели еще раз Морскую смену. Каждая из программ была по-своему глубокой и поднимала важные духовные и нравственные вопросы. В чем состоит настоящая свобода? Что значит – служить Богу? Как преодолеть свою слепоту? Что есть настоящее развитие? Как невидимые ценности могут стать видимыми? Что есть ЧЕСТЬ и для чего она нужна человеку? Как быть хранителем, а не разрушителем мира? акое настоящая свобода?

Первая же смена в новом русле (по фильму «Царствие Небесное» Ридли Скота) принесла такое количество духовных открытий и прозрений, что вожатые и повзрослевшие ребята помнят о них до сих пор. 

Рефлексивно-позиционный подход, медиагерменевтика позволили найти новый язык разговора с детьми о Боге, о православной вере, о нравственных принципах, на которых строится жизнь христианина. Родничковые программы стали по-настоящему менять детей — ребята становились более ответственными, думающими, начинали осознанно относиться к вопросам христианской веры.

Из отзывов ребят и их родителей:

«Для меня «Роднички» - это дружба с классными людьми и духовное обогащение.» (Иван Мироманов 14 лет)

«…Именно лагерь научил меня мыслить по-другому…» (Арина Копылова 13 лет)

«Мне лагерь "Роднички» нравится тем, что все смены направлены к какой-нибудь НЕЗАУРЯДНОЙ цели. Там каждый день приносит самые разные и очень яркие события!» (Глаша Третьякова 13 лет)

«На протяжении всей смены чувствовалась поддержка замечательных вожатых и никогда не было скучно. Съемки своего собственного фильма были чем-то новым для нас, но с этой сложной задачей мы справились успешно.» (Аня Лузикас 15 лет)

«Роднички» для меня - это место абсолютной честности и столкновения с собственной духовной ограниченностью. Здесь мы учимся искать, не боимся задавать вопросов, которые обычно замалчивают, по-новому открываем мир и людей вокруг нас.» (Саша Воробьёва 17 лет)

«…это целая страна, в которой дети живут и учатся общаться, дружить, помогать, ценить и понимать друг друга, различать добро и зло. Уже после первого посещения было видно, как изменился ребенок. Я ее даже не узнала, какая повзрослевшая, более рассудительная и самостоятельная приехала моя девочка домой. Я очень рада, что моей дочери повезло. Благодаря «Родничкам», она не просто отдыхает летом, но и учится жить в нашем сложном мире.» (Мисайлова Анна, мама Мисайловой Ксении 12 лет)

 «В этом лагере детей учат жить! Они учатся отличать доброе от злого, важное от пустого, "читать" между строк, противостоять страстям. Они учатся любить, терпеть и жить по заповедям. Обрести Благодать и жить с Богом. Спаси Господи всех Родничковцев!»  (Наталья Денисова, мама участников программ)

Такие слова вдохновляют на дальнейшую работу. Несмотря на пандемию, в прошедшем 2020 году удалось сохранить вожатский коллектив. Продолжается работа над новой программой.

Трудно в полноте описать весь двадцатилетний опыт наших поисков, побед, поражений, прорывов – для этого придется написать целую педагогическую поэму.  Один из важных итогов - группа организаторов, разработчиков программы, вожатского отряда на данный момент большей частью состоит из молодых людей, которые когда-то были в лагере детьми.

Прошло 20 лет «Родничков». И перед ними снова встают трудности и ранее неведомые задачи. Мы верим: рядом с Господом, все вместе, мы многое преодолеем и многое сможем.

И главное. Настоящему развитию нет конца.

 

Ольга Михеева,

заместитель начальника лагеря «Роднички»

по программе и по работе с вожатыми

 

Материал также был напечатан в журнале «Приход»

Возврат к общему списку




e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна, при публикации в сети интернет обязательна гиперссылка на официальный сайт Иркутской епархии.

© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика