Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

 

24.08.2018  «Матушка Магдалина – вот это был Человек!» Воспоминания о насельнице иркутского Знаменского женского монастыря монахине Магдалине
07.12.2017  Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (29 ноября ― 2 декабря 2017 года)
30.11.2017  Доклад Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября 2017 года
03.04.2017  Людмила Листова. ВЕК ГРЕХОВ НЕ ЗАМОЛИТЬ…
22.03.2017  Протодиакон Дмитрий Половников. Среда средопостная
02.01.2017  Из истории Иркутского Знаменского монастыря
18.10.2016  Лилия Ладик. Все переносит любовь…
06.10.2016  Священник Димитрий Лобов. Об обидах ближнему
10.09.2016  К 20-летию со дня кончины схимонахини Гавриилы
10.05.2016  Священник Димитрий Лобов. Общение, которое бы возводило нас от земли на небо
25.02.2016  "Там убояшася страха, идеже не бе страх" (Пс.13:5), или несколько слов о Совместном заявлении Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла
28.01.2016  Священник Димитрий Лобов. О молитве
05.01.2016  Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим. О Рождестве Христовом
20.12.2015  Протоиерей Вячеслав Пушкарев. Аксиос тебе Иеффай! О невозможности человеческих жертвоприношений в религии древнего Израиля
05.12.2015  Людмила Листова. Я люблю вас. К сороковинам по Нине Павловой, автору книги "Пасха Красная"
01.12.2015  Светлана Сафина. К Святителю - под белыми парусами. О спектакле иркутского Театра Юного Зрителя «Иннокентий»
09.10.2015  Священник Димитрий Лобов. О христианском отношении к домашним животным
06.10.2015  Священник Димитрий Лобов. О грешниках и рае, праведниках и аде
27.08.2015  Чистые лики. Об иконостасе Спасского храма
12.06.2015  Священник Димитрий Лобов. Возрождение от греха к праведности
05.05.2015  Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим. СЕРДЦЕВИНА РУССКОЙ ПОБЕДЫ
21.04.2015  Священник Димитрий Лобов. Радоница – день молитвы и милостыни
20.04.2015  Вера помогла укрепить семью
08.04.2015  Капитолина Кокшенева. Дело «Тангейзера»
08.04.2015  Протоиерей Андрей Новиков. Необходимые пояснения в связи с нападками протодиакона А. Кураева на Патриарха и Церковь
08.02.2015  Об участии верных в Евхаристии
08.02.2015  Постановления Архиерейского Совещания Русской Православной Церкви (2-3 февраля 2015 года)
29.01.2015  Священник Димитрий Лобов. Путь к радости
26.01.2015  Послание Святейшего Патриарха Кирилла в связи с 1000-летием преставления святого равноапостольного великого князя Владимира
18.01.2015  Слово архимандрита Фотия (Евтихеева) при наречении во епископа Югорского и Няганьского

 Поиск по сайту



 


Главная / Статьи / Статьи


31.03.2008

 

                                        

Эвтаназия это не милосердие, а изощрённое убийство.

 

М.О.И.Е.: Недавно, сотрудники нашего Миссионерского Отдела (Иркутской Епархии), нашли в Интернете простую, можно сказать народную, но вместе с тем очень ценную реплику по поводу эвтаназии. Вопросов по поводу этой не новой но теперь чрезмерно обострившейся проблемы поставлено очень много, ответы тоже есть, но редко бывает, чтобы они  так затрагивала душевные струны справедливости как эта реплика. Предлагаем вниманию наших читателей повод к размышлению...

Александр Брежнев

«Инсульт» 
     Звонит друг, снимавший комнату в квартире бабушки: "Давай срочно сюда! С ней плохо, я "скорую" уже вызвал. Что? Инсульт, наверное!" Медики застали на ковре лежащую женщину лет шестидесяти, покарябанную правую руку — след падения. Увидев габариты пострадавшей, напрягались и препирались. Девятый этаж советского дома, где грузовой лифт не предусмотрен. Обливаясь потом, порой, несмотря на ситуацию, ругаясь матом, поволокли на туристской палатке до лифта. Там один тянет, лопаясь от натуги на себя палатку, остальные подпихивают туловище, ноги. Надо аккуратнее, но главное — быстрей! Кое-как лифт упаковали одним товарищем и больной, побежали по лестницам вниз.

     Там "газелька" "скорой" повезла бабушку в Центральную райбольницу. Пока внук и его мама собирали в мешок "Ашан" обгаженные постель и всё, что "пахло", как медным тазом, наваливалось понимание: кончился праздник жизни, а Новогодний так и не начнется. 

      В специальной брошюрке прочел о причинах инсульта. Фактически, всё, что происходит в этой жизни, может стать причиной кровоизлияния в мозг. Перво-наперво — стрессы, но ведь куда без них?! Вторая — злоупотребления алкоголем и табаком. И без них тоже — никуда. Выходит, всё, к чему стремимся, под конец приводит к инсульту. Какие-то язычники говорили мне, что паралич наступает тогда, когда человек очень многого хочет от жизни, а главное — когда завидует. 

 
     Центральная районная больница — как фронтовой госпиталь. Кроватки с парализованными больными стоят в коридоре, палаты заняты. Люди на кроватях смотрят на тебя с надеждой и болью. Каждый нуждается в помощи, участии. Я по жизни знал, что счастья в ней мало, но не знал, что так много горя. Долгие "тёрки" с персоналом — и появляется место в палате, но без ухода. Опять "башлять" — и есть место в реанимации. Но там могут держать больного лишь несколько суток. Потом — опять на первый этаж, в неврологию. Больница поделена на две части: одна — элитная, другая рангом ниже. Здесь инсультники и диабетики. Это те, за кем нужен постоянный уход, присутствие родни. Решается вопрос, кто бросит работу и останется здесь, чтобы ухаживать за бабушкой. Никому не дадут отпуск по личным обстоятельствам, независимо от того, работают на государство или частную фирму. Пытаются давать деньги персоналу — дохлое дело. Деньги возьмут, но ничего делать не станут. Поменяют памперс раз в день, и всё!

     Положено продержать в стационаре инсультного 21 день, но сейчас выписывают на 15-й. Вывози, как знаешь! Человек обездвижен — всё равно забирай домой, сам за ним наблюдай!

     Коммерческая фирма по перевозке, в том числе парализованных. Звонок туда. Помогут ли перевезти, сколько будет стоить, объяснили всю ситуацию. Девочка-менеджер сказала, что всё сделают за полторы тысячи рублей. Сначала радовались, как здорово взялись за дело мужики из их службы. Круто и понтово поехали на машине "скорой" по городу. Притащили по лестнице на специальной вакуумной палатке на девятый этаж, уложили в кровать, которую мы заранее аккуратно застелили. Сразу вопрос: "Ну, с вас три с лишним тысячи!" Лежит и слышит больная, трёмся мы — нам назвали цену в два раза меньшую. За три тысячи мы бы тащили сами. У НАС НЕТ ТАКИХ ДЕНЕГ! Долгие переговоры с девушкой-менеджером — точней, попытки, она не берет телефон. Я понимаю, что дерьмо не кончилось, я в нем по уши, мужики отработали — а им шиш. Я сам когда-то работал грузчиком… Мужики в гневе кидают на стол оплаченный на полторы тысячи чек и уходят, хлопнув дверью. 

       В брошюре говорят, что в России курят по 240 пачек сигарет в год на душу населения, это вместе с грудными детьми. Трудно даже сказать, что убивает нас больше: алкоголь или курево. И то, и другое давно зашкалено — стрессов в России всегда хватало. 


     Уход за парализованным больным — не развлечение, не сбор информации, не обязательное для будущего Страшного суда деяние. Это страшный труд, которым всё равно никто, включая больного, не будет доволен. Все работаем, можем приходить только утром и вечером. Теперь придется утром вставать на три часа раньше, возвращаться домой на три часа позже. Каждый раз — одно и то же. Менять памперс. Стокилограммовую бабушку надо ворочать с боку на бок. Я держу её за плечо и спину, поворачивая к стенке, подруга задирает рубашку, снимает памперс. Женщину неподготовленную, бывает, и стошнит туда же. Памперсы — в мешок, рядом — рулоны туалетной бумаги, всё протирается. Но этого мало. В ход идут камфорный спирт, зеленка и присыпка, специальный раствор — сто граммов водки на пузырек шампуня. После больницы обнаружили на всем правом боку пролежни, действительно, там только меняли памперсы. Мы растирали раствором, мазали, массировали. Вроде всё прошло.

     Осознанный, но растерянный взгляд бабушки, неловкая, как у ребенка, речь, такая, что ничего не понять. Чего-то просит, за что-то извиняется. Не знаю за что, но мы её уже простили. На самом деле пакостей она наделала при жизни полно. Тут бы и сказать: поделом тебе! Но кто из нас не делал пакостей? Сейчас взгляд у бабушки, как у ребенка, святой, не поднимется рука, не повернется язык ей что-то припоминать.

     Массирую вялую, тяжелую правую руку, потом бок, потом ногу — надо, чтобы кровь "расходилась". Зрелище неприглядное, взгляд скользит по стене, вижу её фотографии. Ничего себе! 1960-й год, ей 19 лет, сейчас бы сказали — фотомодель. Красавица-брюнетка. Не было тогда агентств, журналов, а девушки всё равно были. Бабушкину фотку хоть сейчас на обложку модного журнала. Ничего непристойного: длинное черное платье и очень скромный макияж. Но глаз от фото не оторвать. 

      Врачи говорят, что главная причина высокой смертности в России — именно сердечно-сосудистые заболевания, кровоизлияния, инсульты. Оказывается, так же, как эта бабушка, загибается и помирает вся страна. У бабушки на каждой тумбочке по пепельнице — дымила, как паровоз. 

  
     Когда я сидел на карачках перед диваном, упираясь руками в бок и спину не родного мне человека (не моя бабушка), упирался глазами в измазанные зеленкой расплывшиеся ягодицы, промежность, которую промывала подруга, разглядывал седые волосы на голове женщины, слушал, как она охает, думал. Дело это не быстрое, подумать можно успеть о многом. Кому-то из нас надо бросать работу, денег нет, станет еще меньше. А тратить надо много — все эти присыпки, спирт и таблетки дорого стоят. Наши аптеки — коммерческие. Чтобы получить прибыль, они принципиально не торгуют дешевыми лекарствами. Бабушка, хоть мы ей ничего и не должны, превращается в старушку-процентщицу, съедающую все наши доходы.

     Особенно жаль смотреть на подругу. Она перед этим четыре года так же ухаживала за своей мамой после инсульта. Подруга была молодая и красивая, но личной жизни — никакой. Квартира, одежда — всё провоняло. Ни с кем не познакомишься, никого в гости не пригласишь. И все деньги — на памперсы, присыпки, таблетки. Достоевщина! Поневоле возникает мысль — пусть помрёт, жизнь станет сразу лучше, не хуже, чем у всех. И топора не надо, и не будет за это уголовного наказания. Тем более я не такой лох, как Родя Раскольников, не раскаюсь. Мысль эта где-то так и осела, а я всё массирую тяжеловесную ногу, радуюсь, что бабушка что-то чувствует, а значит, нога может и ожить.

     Пока массирую ногу, подруга приготовила на кухне еду. Будем кормить. Дело трудное. Приподнимаю бабушку за плечи, подруга подхватывает, я в это время подныриваю под тяжкое тело, упираюсь спиной, становлюсь как бы спинкой кресла. Сидя больная кушает. Это минут пятнадцать. Опять есть время подумать. Подумал о Родине. Родина — старая, злобная карга, претензий к ней у меня лично полно. Лежит теперь парализованная, когда-то всесильная, убивавшая, давившая, а теперь абсолютно беспомощная. Требующая постоянных трат, трат и внимания. Сейчас ее "завалить" — не проблема. В нашем случае будет квартира, в чьем-то другом — целая страна. Сижу на диване, упираясь плечом и спиной в бок больной, подстраховываюсь локтями. Всё-таки спина у меня уже, масса меньше. Меняем простыни, пелёнки. Радуемся, что, оказывается, нога чуть-чуть двигается. Нам опять надо на работу. Уходим. На прощание вижу беспомощный взгляд бабушки. Ей здесь лежать весь день в абсолютном одиночестве. С таким же успехом, как мы ей меняем постель и памперсы, её могут убить злые люди. Ночью её комнату озаряет лишь свет новогоднего облачения Москвы. Прощаясь, смотрю в глаза, вижу тот же взгляд, что с фото. 


     Уход за парализованным больным — тяжкий труд, требующий мастерства и терпения. Правильными усилиями вполне можно поставить человека на ноги. Только надо очень много потрудиться. 


     После работы и вечернего визита к бабушке идем домой с подругой. У каждого в руке по пакету с грязным бельем — надо постирать. Ночь сверкает праздником Нового года. Бутики, рестораны, стайки подростков, ищущих денег. Мы хихикаем, что если нас вот сейчас ограбят, то в пухлых наших пакетах найдут самое оно.

     По телевизору как-то шла передача про эвтаназию. Холёные девки и парни воздевали руки к софитам, заклинали — нет эвтаназии! Для меня вопрос открыт. Но интересует мнение врачей, больных и тех, кто за ними ухаживает. Хорошо говорить: пусть помрёт! — если это чужой человек. Хорошо говорить: пусть живет! — если ты сам никогда не был в подобной ситуации.

     Несем пакеты через радостный новогодний город, радуемся, что у бабушки заработала нога…

 

          http://www.zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/739/61.html

          

  

   М.О.И.Е.:    Итак,  проблема обозначена Александром очень чётко и вместе с тем   корректно. Чтобы понять, каков же ответ, давайте посмотрим некоторые из уже озвученных православных мнений-убеждений:

 

Святейший Патриарх Алексий поднял тему эвтаназии еще в конце 2006 года на Епархиальном собрании Москвы: "Широкое распространение сегодня получило мнение о том, что человек вправе распоряжаться своей жизнью. Сегодня в обществе звучат голоса, требующие легализовать это греховное "право". Предпринимаются попытки объяснения самоубийства в медицинских терминах, дав ему название "эвтаназия". Ужас ситуации состоит в том, что орудиями убийства предполагается сделать врачей, которые по долгу службы обязаны заботится о сохранении жизни человека. Мы должны со всей твердостью заявить: эвтаназия - это один из видов сознательного самоубийства. В религиозном отношении - это крайняя степень отпадения от Бога... Православная Церковь не может квалифицировать пропаганду эвтаназии и самоубийства иначе как скрытый или явный сатанизм", - заявил Святейший Патриарх.»

  Епископ Бронницкий Амвросий прокомментировал эту проблему следующим образом:

«Церковь определяет эвтаназию как самоубийство и убийство. Пропаганда самоубийства является крайней степенью отпадения от Бога.    Люди, выступающие за легализацию этого греха, являются безрелигиозными и совершают тяжелый грех против Бога – источника жизни.

Бог бесконечно больше любит человека, нежели те люди, которые под видом сострадания пытаются вмешаться в действие Промысла Божия   о спасении человека. Страдания подчас являются очистительными и ведут к спасению и славе в жизни будущего века. Вместе с тем священнослужители на опыте знают, как после молитвы, соборования и причащения абсолютно безнадежные больные возвращались к нормальной жизни. Инициаторы эвтаназии выступают против Бога и фактически являются не просто неверующими в Бога и в будущую жизнь людьми, - а богоборцами.

Эвтаназию нельзя рассматривать иначе, как форму скрытого или открытого сатанизма. Разлучение души от тела, так же как и рождение человека принадлежит только Богу. Только Он является источником воскресения, жизни и упокоения. Ужасно, когда врачей, призванных охранять здоровье и жизнь людей, предполагают сделать орудиями убийства».  

Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко осудил попытки некоторых СМИ обсуждать вопросы эвтаназии применительно к нашей стране.

«Сон разума», порождением которого являются демонстрируемые второй день по телевидению монологи о необходимости обучить врачей искусству убийства, является сатанинским кощунством и глумлением над врачебной профессией — сказал Г. Онищенко «Интерфаксу».

«Люди, избирающие профессию врача и приходящие в нее, ставят перед собой одну цель — сохранить, насколько возможно, жизнь и здоровье человека, то есть сделать все, чтобы человек на заболел, а если он заболел, вылечить его и, даже если он безнадежно болен, облегчить его страдания до тех пор, пока Создатель дает ему быть на этой земле».

Как подчеркнул собеседник агентства, «обсуждать эту тему, а тем более говорить о написании каких-то «законов», позволяющих врачу превратиться в убийцу, это значит не понимать сути врачебного служения — врач это не профессия, а состояние души.

«Не понимать этого значит оскорблять почти миллионную армию российских врачей», — считает Г.Онищенко.

По его словам, страна, наложившая мораторий на смертную казнь как меру наказания и выполняющая этот мораторий, «не имеет права даже заговаривать о том, чтобы обязать врача преднамеренно лишать больного жизни».

«Необходимо прекратить эту безнравственную дискуссию. Врач — не палач. Это следует знать твердо», — заключил Г.Онищенко.

Министр здравоохранения Республики Калмыкия Мерген-Бадма-Горяев считает, что в стенах медицинских учреждений эвтаназия просто недопустима, сообщает государственное телевидение Республики Калмыкия.

"Профессия врача подразумевает лечение человека, пока в нем теплится жизнь. Причем, врач тоже человек. Невозможно, чтобы он осуществлял умерщвление", - считает министр Мерген Бадма-Горяев.

"Я не согласна с этим законопроектом, потому что искусственно прерывать жизнь человека, даже если он безнадежно болен, нельзя", - сказала глава российского Красного креста Раиса Локутцова. По ее словам, есть страшные заболевания, но для близких людей важно, чтобы родной человек был рядом как можно дольше. 
 
Главный врач Первого Московского хосписа Департамента столичного здравоохранения Вера Миллионщикова согласна с тем, что нельзя лишать человека жизни, даже если он тяжело болен. "Не ты рожал, не ты жизнь давал, не ты имеешь право ее отнимать!" - сказала она. По мнению Миллионщиковой, если человек желает помочь безнадежному больному, надо "сделать так, чтобы человек достойно доживал".  "К жизни надо относиться трепетно", - добавила главврач первого в столице учреждения для безнадежных больных. 
 
Категорически высказался против эвтаназии заведующий онкологическим отделением онкодиспансера номер три Восточного административного округа Москвы Анатолий Коротченко. "Смертельно больному человеку необходимо колоть наркотики до последней минуты его жизни, гробить его никто не имеет право. Все мы в свое время давали клятву Гиппократа. И не важно, какой век на дворе, - 20-й или 21-й, - на первом плане у врача по отношению к больному должно быть такое понятие, как гуманизм", - считает он. 
 
"С православной точки зрения, как самоубийство, так и содействие ему абсолютно безнравственно. Человек должен принять, что ему послано в этой жизни, а не пытаться бросить вызов Богу, с пренебрежением отвергая Его дар, которым является жизнь", - заявил во вторник зампредседателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. "Если такой законопроект действительно существует, он, на мой взгляд, не должен приниматься наскоро, только на основе мнений профессионалов (врачей, юристов и т.д.), особенно тех их групп, которые лоббируют такого рода предложения", - отметил Чаплин.

По его словам, легализация эвтаназии может породить злоупотребления со стороны медиков, юристов и даже родственников больного. А главное, что сам больной будет подталкиваться ложной моралью к попыткам самоубийства ради того, чтобы облегчить жизнь окружающим. "Эта мораль действительно совершенно ложная. Вечная жизнь важнее, чем все земные заботы, а ее-то человек и лишит себя, совершив самоубийство", - заявил священнослужитель.  Вместе с тем он признал, что бывают ситуации, когда искусственно поддерживать функционирование организма, "может быть, и не нужно". Речь идет о таких случаях, когда человек в течение многих лет не подает признаков сознания, когда уже невозможно понять жив он или мертв, "находится его душа в теле или уже нет".  "Но эти ситуации не имеют ничего общего с эвтаназией в том виде, в каком ее нам ее предлагают", - заключил представитель Московского патриархата. 

 

                    ЗАЯВЛЕНИЕ ЦЕРКОВНО-ОБЩЕСТВЕННОГО СОВЕТА
         ПО МЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКЕ ПРИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ 

О современных тенденциях легализации эвтаназии в России

"Возникновение проблемы эвтаназии в нашем обществе непосредственно связано с "мировоззренческим плюрализмом", признающим существование различных типов ценностных ориентаций, включая позицию, допускающую убийство и "право человека на смерть". По мнению сторонников легализации эвтаназии, это "право" должно быть защищено законом и включать соответствующее организационное обеспечение, используя возможности современной фармакологии и социального института здравоохранения. Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике Московского Патриархата считает необходимым в связи с этим заявить следующее.

Признавая ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство как уникальных свойств личности, созданной по образу и подобию Божию, православные священнослужители, ученые, врачи считают недопустимым реализацию любых попыток легализации эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей, рассматривая эвтаназию как особую форму убийства (по решению врачей или согласию родственников), либо самоубийства (по просьбе пациента), либо сочетание того и другого. Совет выступает против эвтаназии в любой форме, поскольку ее применение неизбежно приведет:

*а) к криминализации медицины и к потере социального доверия к институту здравоохранения;

*б) к поруганию бесценного дара человеческой жизни;

*в) к умалению достоинства врача и извращению смысла его профессионального долга;

*г) к снижению темпов развития медицинского знания, в частности, разработок методов реанимации, обезболивающих препаратов, средств для лечения неизлечимых заболеваний и т.п.;

*д) к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди "не убий".

Квалифицированный врач должен учитывать, что просьба больного об ускорении его смерти, может быть обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Нельзя забывать и об особенностях человеческой личности, до последней минуты жизни обладающей свободой выбора и правом на изменение решения.

В свете этих факторов Совет считает эвтаназию неприемлемой в нравственном отношении и категорически возражает против рассмотрения законодательных проектов, пытающихся юридически оформить возможность ее применения и тем самым внедрить в общественное сознание допустимость убийства или самоубийства с помощью медицины".

Ирина Силуянова Заместитель сопредседателей Церковно-общественного совета,
профессор Российского государственного медицинского университета,
доктор философских наук.

      http://www.pravoslavie.ru/jurnal/society/euthanasia.htm;suvorov@email.dp.ua

 

      Беседа с иеромонахом Саввой из пустыни свт. Николая на Афоне

Отрывок беседы священника Гавриила из православной миссионерской газеты "SOS" suvorov@email.dp.ua

о. Гавриил: Отче Савва, по Вашему, каков взгляд медицины на эвтаназию?

о. Савва: Цель медицины - оказать помощь больным и любой ценой сохранить пациенту жизнь. Сегодня, в эпоху расцвета медицины, большинство болезней излечимо. Для утоления различных болей медицина имеет в распоряжении эффективные обезболивающие и успокаивающие средства, которые не приносят особого вреда организму. В связи с этим медицинская этика скептически относится к эвтаназии.

о. Гавриил: Не является ли эвтаназия своего рода убийством?

о. Савва: В прошлом, несмотря на возможность ее применения, эвтаназия не была применяема и всегда осуждалась и как убийство, и как самоубийство. Стремление к принятиям закона, позволяющего применять эвтаназию, поддерживается некоторыми западными организациями, как, например, нью-йоркской “Euthanasia Society”.

о. Гавриил: Каково мнение психологов об эвтаназии?

о. Савва: Христианская психология не оправдывает применение данной операции ни по просьбе больного, ни по просьбе опекуна. Если о проведении процедуры просит страдающий пациент, то, чаще всего, это бывает вызвано преходящим психологическим кризисом или физическим истощением. В таком случае церковь всегда оказывает духовно-моральную поддержку. Инициатива эвтаназии, исходящая от опекуна или семьи, - просто недопустима, равна убийству и является смертным грехом.

о. Гавриил: Как оценивает эвтаназию христианская мораль?

о. Савва: Согласно решениям богословов и врачей Греческой Православной Церкви применение этой процедуры совершенно недопустимо. Причины:

а) она игнорирует декалог “не убий”;

б) смерть человека находится в компетенции Бога-Творца, а не людей;

в) телесные страдания попускаются Богом за наши грехи в целях нашего очищения и приуготовления к Вечной Жизни;

г) в любых обстоятельствах христианин обязан уповать только на Господа Бога, Который может помочь больному или непосредственно, или при помощи врачей.

Предвестниками такого мнения были древние философы - Пифагор и Цицерон. Оба утверждали, что укорачивание жизни человека без распоряжения Даровавшего ее - это преступление.

 

М.О.И.Е.: Это только небольшая часть огромного спектра православных мнений по поводу эвтаназии. Есть и ещё более категоричные, но суть всегда остаётся единой и заключается она в аксиоме: «Эвтаназия это не милосердие, а убийство!». Могут быть не характерные исключения, но в общем и целом эвтаназия для верующих людей не приемлема и всё. Если практикующие врачи, хоть немного верят в Бога и помнят о том, что смерть приходит ко всем, то они должны не забывать, что ад уже давно переполнен врачами, которые не  исполнили данную ими клятву, но для тех, кто тоже собирается приступить границы естественного нравственного закона и Закона Божия лишнее место у самой гиены огненной всегда найдётся. А «..там будет плач и скрежет зубов».

 

Комментарий заведующего Миссионерским Отделом

Иркутской Епархии

протоиерея Вячеслава Пушкарёва.


Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии