На главную страницу

Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Отдел религиозного образования
Молодежный
Отдел по окормлению заключенных
Социальный
Отдел по борьбе с наркоманией и алкоголизмом
Отдел по связям с общественностью
Отдел по взаимодействию с казачеством
Военный отдел
Миссионерский отдел
Отдел по взаимодействию с правоохранительными органами


 Поиск по сайту





 


Главная / Отделы / Отдел по благотворительности и милосердию

12.11.2020

Благотворительная социальная столовая продолжает свою работу

Мы держим путь на Сурикова 13 – это помещение почти год назад освятил митрополит Вадим (Лазебный), возглавлявший тогда Иркутскую кафедру, а ныне переведенный на кафедру Ярославскую.

Синий маленький домик напротив роддома. Здание было предоставлено администрацией города вместо прежнего помещения у Входо-Иерусалимского храма, где с 2007 года работала социальная столовая прихода Ксении Петербургской.

13 лет каждый день встречает людей социальная столовая под покровом молитвы протоиерея Александра Василенко - руководителя социального отдела Иркутской епархии.

Сегодня, в пандемию, когда социальные контакты сведены к минимуму и люди часто боятся просто подойти к ближнему из опасения, не заразен ли он, в особенно трудном положении оказываются те, кому требуется помощь: бездомные, малообеспеченные, одинокие. В режиме социальной изоляции, за закрытыми дверями, их просьб о помощи можно просто не услышать. А ведь часто им больше некого попросить, кроме нас, - тех, кто оказался рядом.

«Жива» ли столовая в это непростое время? Все так же помогает ли она людям? С этими вопросами мы подходили к синему домику на Сурикова.

Было прохладно, мокрые снежные хлопья атаковали пешеходов своей многочисленной ратью, а пронизывающий ветер усиливал ощущение глобального промерзания, пробираясь сквозь пальто не хуже рентгена.

Дверь столовой была закрыта, и в наше сердце уже успела закрасться печалька, когда мы, сытые и домашние, без особой надежды постучались в закрытую дверь. Но за ней тут же послышались торопливые шаги, и добрый голос по-домашнему спросил: «Кто там?»

Так мы познакомились с Леной – Леной Станкевич, старшей сестрой милосердия нашего епархиального Сестричества. По профессии Лена…музыкант. А в сестричестве, говорит, «лет 17-18 уже». Поет на клиросе много лет и служит Богу и ближним делами рук своих - помощью всем страждущим и немощным.

К нашим радостным возгласам о том, что столовая, Слава Богу, работает, Лена отнеслась предельно спокойно:

- Конечно, работает, как же иначе! Людям кушать хочется каждый день, перерыв на пандемию не сделаешь. Вот, приспособились, чтобы горячие обеды давать с собой. Надеваю маску, перчатки, готовлю, потом выношу на улицу, где собираются наши посетители. Видели там веревочку? Вот возле нее и выдаем пакеты с обедами, пока пандемия. Внутрь, конечно, люди уже не проходят, суп и чай тоже пока поэтому не раздаем - только такой набор обеденный, чтобы силы подкрепить, – и то Слава Богу.

Кормят посетителей социальной столовой с 13 часов. Мы пришли после 12, поэтому Лена, разговаривая с нами, успевала готовить все необходимое: резать хлеб, раскладывать по кулечкам нехитрые сладости, готовить пакеты и одноразовую посуду.

Причем она уже точно знает, на сколько человек необходимо приготовить еду и продукты:

- Посетители у нас, в основном, постоянные. До пандемии кормили в день до 30 человек, в пандемию осталось 13-15 тех людей, кто постоянно приходит за обедом.

- Это все люди бездомные или есть среди них и пенсионеры, малообеспеченные?

- В приоритете у нас, конечно, бездомные, так как им попросту больше негде взять продукты, негде приготовить для себя полноценный обед. Но есть и нуждающиеся, пенсионеры. Мы их всех уже знаем, они приходят к нам уже много лет. Люди все разные: у кого-то действительно беда, кто-то нуждается, кто-то экономит деньги.

- А кого больше среди Ваших посетителей: мужчин или женщин?

- Больше мужчин. Женщин за это время обращалось очень мало. В основном это именно те женщины, которые живут и ночуют в старых заброшенных домах, на стройках, на вокзалах.

- Просят ли люди иной помощи, кроме еды?

- Да, конечно. У нас здесь есть медицинский кабинет, душ. До пандемии были даже кровати двухъярусные, можно было переночевать. Сейчас пока все это запретили. Но если человеку плохо, конечно, можем помочь лекарствами. В основном просьбы связаны с тем, что зуб болит, или просят давление измерить. Мы прикреплены к Поликлинике № 3: если возникнет ситуация, что кому-то понадобится серьезная медицинская помощь, мы можем туда позвонить, и наших посетителей там примут на лечение. Но такого прецедента пока не было.

Случается, что одежду просят. И с этим помогаем. Но даем одежду уже не новую, хотя и теплую: среди наших посетителей много пьющих. Сами понимаете, новая одежда может у них «уйти» совсем не по назначению, поэтому мы стараемся их не искушать.

- А постирать, например, что-то у вас можно?

- Сейчас, в пандемию, конечно, нет. Понимаете, это ведь еще такой особенный контингент такой – бездомные. Они не привыкли мыться или стирать, не имеют такой потребности. В лучшем случае другую одежду, которую им дали, на себя наденут или даже сверху на старую – и все.

- Связаны ли Вы с Социальной службой города? Может быть, были случаи, что человек захотел изменить свою жизнь, уйти с улицы, восстановить документы, устроиться на работу?..

- Этим мы всегда занимались. Не то что только в столовой мы обращаем внимание на таких людей. Некоторые живут при храме св.Ксении Блаженной, где батюшка Александр Василенко является настоятелем, мы помогаем им с документами. Например, сейчас у нас там проживают двое детей-сирот, после детского дома. Они, конечно, уже взрослые. Одного мы поставили в очередь на квартиру. У второго квартира есть на двоих с братом, брат куда-то делся, а он сам инвалид детства, учился в коррекционной школе. Оплачивать квартиру нечем, большой долг по квартплате уже. Помогли ему оформить социальную пенсию, за счет которой сейчас гасятся долги по квартплате, а он пока живет при храме.

- При храме – значит, батюшка благословляет таким жильцам и какие-то послушания?

- Конечно. Зимой, например, снег убирали. Свечи делали для храма.

- А откуда берете средства на продукты? Ведь это не празднично-показательное кормление, а ежедневное, в течение вот уже 13 лет! Каждый знает, сколько денег уходит на питание семьи, многие сейчас сетуют, что еле-еле сводят концы с концами, а тут «семья» внушительная по численности, да и мужчины в основном. Как удается выживать, нет, - жить в такое время, которое все называют непростым?

- Есть у нас один постоянный благотворитель – Анатолий Булаев. Прихожанин храма святого прп.Сергия Радонежского. Поет на клиросе. Продает запчасти к автомобилям. Он уже много лет помогает нашей столовой. За это время уже женился, у него уже два ребенка. А он все нам помогает и все время удивляется: «Как вы умудряетесь кормить столько людей на копейки, которые я вам даю»? И, конечно, отец Александр Василенко изыскивает все возможности, чтобы найти средства на продукты для бесперебойной работы столовой.

- А сколько человек работает в столовой?

- По-разному бывает. До пандемии нас было человек 10. Тогда кормили целый день, и многие сестры весь день помогали здесь, когда они свободны от работы. Кто-то мог прийти, только на несколько часов – например, приготовить обед и покормить обедом. Сейчас кормим один раз, и сестер пока задействовано меньше. Но, надеемся, что по окончании пандемии сможем вернуться к прежнему ритму жизни столовой.

- Здесь трудятся только сестры милосердия? Все на благотворительной основе?

- Есть и сестры милосердия, и просто прихожанки – все, кто хочет и может помочь. Конечно, все на благотворительной основе, по желанию, в свободное от работы время. Вас приглашаем поучаствовать, если хотите! (улыбается)

Сегодня на обед гречка с рыбой (среда – день постный, здесь все соблюдается: и посты, и праздники), хлеб, простые конфетки и вафельки к чаю. Вчера, например, в день непостный, была к гарниру зажарка с луком, морковкой и мяском. В праздники стараются дать что-то повкуснее, какие-нибудь особенные вкусняшки к чаю.

Лена привычно и споро раскладывает все по пакетам, накладывает второе в одноразовые тарелки и, прихватив сразу несколько пакетов, устремляется к двери – 13.00. Люди не должны ждать – нужно все делать вовремя.

Возле ограждающей веревочки уже ожидают трое мужчин. Получив пакеты, благодарят и расходятся. Тоже следствие времени: долго не остаются, близко не собираются. Все по правилам. Потом потихоньку подтягиваются следующие – мужчина и девушка.

- Владимир Владимирович, - представляется седой благообразный мужчина. – Меня зовут как Путина! Я очень давно прихожу в эту столовую, много лет. Спасибо им большое, очень помогают! Я очень им благодарен!

Владимир Владимирович добротно одет, ведет себя очень вежливо, воспитанно. Рассказывает, что он бывший геолог, на пенсии. После оплаты за квартиру и ЖКХ от пенсии остается на проживание 3-4 тысячи, а у него на иждивении слепой брат 66 лет:

- Ученый он, какие-то опыты там ставили у себя в лаборатории в Москве, вот на глаза и дало – ослеп. Ну, его жена мне сюда из Москвы его и отправила. Живем потихоньку.

- Где Слава твой? – спрашивает Лена, приготовившая пакет с обедом и для Славы. Она всех уже знает и видит, кого нет.

- Приболел он. Дома лежит. Звал его с собой. Говорю: пойдем, подышишь воздухом. Но решил дома посидеть, просил на него взять.

Оказалось, Слава – это бывший бездомный, сейчас ему 53. Когда-то Владимир Владимирович брал его с собой в тайгу. После оказалось, что Славе некуда идти - собрался на вокзал. А Владимир Владимирович не смог его туда отпустить скитаться без крыши над головой. Его мама к тому времени умерла, папа умер, жена умерла. Две дочери закончили университет и разъехались: одна стала математиком, другая – преподавателем. Одна живет в Тарасове, другая – в Красноярске. Так и живут втроем на одну пенсию и обеды социальной столовой: Владимир Владимирович, слепой брат – инвалид 1 группы и Слава.

Следующей в очереди берет обеды молодая цыганочка в легкой, не по погоде, куртке. Часто вижу ее просящей милостыню у Богоявленского храма. Берет обед для себя и для больной сестры. Рассказывает, что живут тут, недалеко, в заброшенном доме, подготовленном под снос.

Предательски щипает в носу и першит в горле, потому что ты, «типа христианка», не знаешь, как сейчас вести, что сказать этим людям, для которых ежедневные трудности и даже борьба за выживание – обыденная норма…

- Люди у нас очень разные, - делится Лена, когда все сегодняшние посетители получили свои обеды. – И пьяные бывают, и с характером. Мы стараемся вести себя вежливо, но строго, потому что люди очень разные. Это сейчас, в пандемию, мы выдаем обеды на вынос и объяснили людям, что нужно держать дистанцию, не скапливаться вместе, чтобы мы могли помогать им всегда и нас не закрыли. Ведь раньше, бывало, и пьяные бездомные приходили, и на лавочке возле дома тут выпивали, и матерились, и вели себя громко. Соседям это очень не нравилось. Да и кому такое понравится? Приходилось и извиняться перед соседями, и с посетителями нашими работать, объяснять, воспитывать.

- А ваши подопечные, которые приходят в столовую много лет, стали ли как-то ближе к храму? Может быть, кто-то начал приходить на службы?

- Знаете, перед нами ведь не стоит такая задача. Мы кормим людей и можем помочь в чем-то насущно им необходимом. Среди наших посетителей много людей, которые выживают в очень суровых условиях, и их внутреннее устроение особое. Они доброту принимают за слабость. Поэтому обязательно должна быть дистанция. Я и строго могу поговорить, и поругать. Нельзя дать им возможность «сесть нам на голову». Есть реальная проблема у человека – я отправляю его в храм к батюшке. Денег даю на дорогу. А если мужчина приходит права качать и думает, что мы ему тут «должны» дать все, чего бы он ни попросил – это уже совсем другая история. Здесь уже нужно и пожестче, и построже себя вести.

Нам помогают сотрудники Частного охранного предприятия «Алаким», директором которого является Александр Акимович Васильев и к которому мы обратились за помощью. И вот много-много лет они приезжают к обеду, дежурят. Мы им очень благодарны за помощь!

Мы сотрудничаем с Центрами, которые могут взять к себе бездомных людей пожить. Сотрудничаем с храмом мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и Душепопечительским центром свт. Иннокентия Иркутского, где занимаются с алко- и наркозависимыми.

- Нужна ли Вам какая-то помощь? Может быть, люди, прочитав интервью, поймут, что тоже могли бы чем-то помочь? Может быть, у кого-то есть излишек овощей и картофеля, чтобы ими поделиться. Может быть, у кого-то есть денежные средства, чтобы купить для столовой крупу, хлеб или другие продукты. Может быть, кто-то из женщин имеет несколько часов свободного времени, чтобы потрудиться во Славу Божию и приготовить обед в один из дней?

- Конечно, любая помощь не будет лишней. Все продукты пойдут в ход. Женщины могут помогать нам готовить, взять на себя какой-то один день на неделе. Во время пандемии занятость небольшая: можно начать готовить с 11.30-12.00, раздать обеды, вымыть посуду – и часам к двум дня уже освобождаешься.

- Есть ли сегодня какие-то планы на будущее, мысли о развитии? Или сейчас у всех одна мечта – чтобы поскорее закончилась пандемия?

- Конечно, хочется, чтобы мы скорее смогли вернуться к нормальной жизни. Чтобы снова могли кормить приходящих к нам людей внутри. Мы же всегда начинали с молитвы, могли давать и первое, и второе, и чай, а горячий суп и чай для бездомных людей – вещь очень важная. Они тут могли и посидеть, и погреться. И батюшка с ними разговаривал, и люди его спрашивали о многом. А в остальном, мне кажется, у нас и так все замечательно.

С Еленой Станкевич беседовала Инна Маковская, сотрудник информационного отдела Иркутской епархии. 

11 ноября 2020 года





e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна, при публикации в сети интернет обязательна гиперссылка на официальный сайт Иркутской епархии.

© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика