Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

30.11.2021  Дневник моей жизни (беседа с поэтом Дмитрием Давыдовым)
13.11.2021  Хронофаги - пожиратели времени
02.11.2021  Духовный маяк
20.10.2021  «Променял море на Небо» (интервью с протоиереем Андреем Тарасовым)
05.10.2021  «Я ощущал это…как промысел Божий в моей жизни в данный момент»
29.09.2021  Фрагменты интервью с протоиереем Виктором Хаустовым
13.09.2021  «Нам нравится приносить пользу и нести Слово Божие людям»
09.09.2021  «Зажечь другого может только тот, кто горит сам» (интервью с протоиереем РПЦЗ Андреем Соммером)
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 5
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 4
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 3
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 2
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 1
15.07.2021  Юбилей бывает только раз в...жизни
02.07.2021  Как «Колька-разбойник» икону человека отреставрировал
30.06.2021  Беседа с протоиереем Владимиром Килиным (видео медиастудии «Кери»)
05.05.2021  Артос. Проект "Приход"
16.03.2021  Священник Артемий Пономарев. «Ничего не хочу делать, кроме молитвы и поста»
24.02.2021  «Об этом мы не знали» (интервью с секретарем епархии священником Стефаном Бажковым)
20.02.2021  «Нужно наполняться Христом» (интервью со священником Олегом Ресенко)

 Поиск по сайту



 



20.02.2021

«Нужно наполняться Христом»

Сегодня, 21 февраля 2021 года, исполняется 50 лет настоятелю Свято-Никольского храма города Усолье-Сибирское священнику Олегу Ресенко.

Это удивительный батюшка. Мы знакомы много лет, но за все эти годы не услышали от отца Олега чего-то личного, связанного с «хочу»-«не хочу», «люблю-не люблю». Он, как настоящий воин, всегда на службе. Его преданность и безотказность в служении, простота и сердечное отношение к людям всегда располагают к нему окружающих.

Мы встретились с отцом Олегом незадолго до этого знаменательного в его жизни дня. Вот что батюшка рассказал нам о себе:

- Я родился я в Баку. Там же родились старшие сестра и брат.

В советское время был дан клич по всем республикам: «Все на строительство БАМа!». Мои родители как раз поехали строить БАМ. Азербайджанцы строили Улькан, а мы попали чуть дальше – в Кунерму. Ее строили чеченцы, осетины, дагестанцы, были и азербайджанцы. Помню, в 1979 году (мы были еще пацанами) бегали на речку купаться и видели негров, которые тоже приехали на всеобщую грандиозную стройку.

Был особенный созидательный дух, молодежный, хотелось что-то делать, строить, созидать. Было ощущение, что здесь стройка века: здесь все советские республики и даже зарубежные.

Здесь, на БАМе, с каждым о многом можно было поговорить. Ведь до начала стройки здесь люди неторопливо жили своим укладом, а приехавшие со всех сторон страны и мира представители разных народов привезли с собой каждый что-то свое, каждый у другого мог научиться чему-то новому, и это обогащало всех. 

Когда я служил в армии (на Сахалине, в мотострелковых войсках), у нас в батальоне, где было от силы 35 человек, проходили службу представители 26 национальностей. Был даже грек. Хотя родился он в Грузии, но родители его из Греции. Он знал практически все языки, мог разговаривать на любом – такой вот полиглот. Был афганец, иранец, болгарин, поляк, немец, таджик, каракалпак.

- Отличаются ли люди разных национальностей?

- Да, конечно отличаются: менталитет у них разный, у каждой национальности свой. Был у нас сын бая Джанибек. Маленького роста, щупленький, слабенький. Но его никто не обижал и не трогал, потому что восточные ребята относились к нему по-особому – он сын бая. Папа его от армии-то «отмазал», но Джанибек сам решил служить.

Кавказцы совсем другие. Они думают о том, как деньги сделать, как дом построить. Некоторые служили – и на машинах уезжали.

- Значит, наш Иван-дурак – это менталитет: лежит на печи, принимает все как есть, не гонится за корыстью…

- Наш Иван-дурак не то чтобы дурачок. О просто живет не для себя, а для других, себя не помнит, а всех жалеет.

Однажды я как-то спросил одного сослуживца (он из Дагестана), воин какого народа самый храбрый? Думал, сейчас скажет: аварец какой-нибудь или назовет представителя другого кавказского народа, а он говорит: «Самый храбрый воин – русский. Например, грузин живет для себя: за свой дом, за своих родных он готов все отдать, но идти воевать за кого-то он не хочет. «Зачем мне идти куда-то воевать за Зимбабве?», например. Он такого не понимает. А русский готов за любого заступаться и любого спасать как своего, потому что прежде всего это человек.

Кавказец поступает так или иначе, помня о том, что за ним его род, семья. Поэтому там нет больших безобразий. 

Нации очень обогащают одна другую и обогащают традиции того места, где они живут.

До старших классов я учился в поселке Кунерма. Тоже в классе учились дети самых разных и редких национальностей.

В школу я пошел с 6 лет, потому что иначе не было возможности ходить в садик в это время. Поэтому я стал сидеть на уроках, выполнять задания с тем, чтобы на следующий год пойти в школу «как положено». А тут из Москвы приехала какая-то комиссия, стали всех тестировать, ну и меня заодно. И оказалось, что я смог выполнить задания, и выполнить хорошо. Так и остался дальше учиться с этими ребятами в классе. Учился хорошо, на «пятерки».

- Чем запомнились Вам школьные года? Каким Вы были в детстве? Чем увлекались? О чем мечтали?

- У меня было самое лучшее детство. Я рос не в городе – рядом всегда были лес, речка, свобода. Все лето мы были на речке, на озерах. Зимой бегали по лесу на лыжах. Играли в самые разные игры. Слава Богу, тогда еще не было смартфонов, и мы играли и общались друг с другом (сейчас дети практически не умеют играть). Мы смотрели советские фильмы и тут же начинали придумывать что-то подобное в жизни. Посмотрели «Капитана Немо» и «Детей капитана Гранта» - соорудили лодку, чтобы плавать на ней, приделали к ней парус; «Трех мушкетеров» - тут же сотворили из подручного материала шпаги, посмотрели фильм о рыцарях – тут же появились латы…

- Чем Вы занимались после армии? Какая у Вас светская профессия?

- После школы я сразу ушел в армию, после не стал поступать в вуз, а начал работать.

- А как, когда пришли к Богу? У Вас верующая семья?

- Есть такое понятие - «склонность к верованию». Мне кажется, она была у меня с детства. Например, я никогда не мог в школе принять тот факт, что человек произошел от обезьяны: мне это казалось совершенно невозможным и тогда, и сейчас.

Часто спорят, нужно ли крестить ребенка в детстве. Мол, вырастет, спросит: зачем? Почему меня не спросили, чего я хочу.

Так вот, чтобы такие обстоятельства не возникали, родители или крестные духовные родители должны обязательно подготовить его к моменту духовного взросления и самоутверждения: к этому времени взрослые должны помочь ребенку представлять православную картину мира и православное мировоззрение. Любой человек должен самостоятельно принимать решение, но принимать решение можно только тогда, когда ты правильно понимаешь, что и из чего выбираешь.

- А у Вас был такой человек, который оказал на Вас подобное влияние?

- Была у меня верующая тетя, у которой я впервые увидел иконы, книжки на церковнославянском языке.

Мама покрестила сестру. Мы с братом были младше и еще не были крещены.

Мама моя была коммунисткой. За всю свою жизнь я видел трех настоящих коммунистов. Это моя мама. Она жила для людей. К сожалению, она рано умерла (мне было 12 или 13 лет). Это работавший на стройке человек, который в перерыв, когда все шли курить или играть. А он считал, что такое времяпрепровождение коммуниста недостойно. И еще один человек. Они всегда вызывали во мне уважение.

А Православие… Наверное, это вообще некий архетип: я рождаюсь уже православным человеком.

В храм я пришел в Северобайкальске. Настоятелем храма там был тогда отец Леонид Шевченко. Жил я по-прежнему в Кунерме, за 89 километров от Северобайкальска, и часто ездил сюда по работе с документами (работал начальником участка, и часто приходилось отвозить отчеты в город). Для севера 89 км – это не расстояние: многие и за хлебом в Северобайкальск ездили.

Отец Леонид начал спрашивать, где я живу, когда и где крестился. А крестился я в 33 года в Иркутске. В Михайло- Архангельском храме у отца Каллиника Подлосинского, который является духовником отца Леонида.

Постепенно я стал ходить в храм, почти каждое воскресенье ездил в храм на электричке. Пока работал начальником участка, помогал приходу запчастями или еще чем-нибудь. 

- А как пришло решение о священстве? Вы сам решили или батюшка благословил?

- Собирался я в отпуск съездить в Оптину. Пришел у батюшки благословение брать, а он говорит: «Не надо тебе в Оптину. Только деньги потратишь. Хочешь понять, как тут все устроено в храме, приходи к нам, поживи, поработай немного, осмотрись».

Вот так перед Рождеством пожил при храме 10 дней. Потом попал в Тельму. К тому моменту в Кунерме было уже сложно жить: Бамовские поселки развалились, и мы с женой (она у меня с Усолья) переехали в Тельму, где начали помогать в храме. Я был просфорником, потом лил свечи, алтарничал, помогал в воскресной школе. Работы было много. Жена трудилась в лавке. Так в Тельме мы в храме несли послушания семь с половиной лет.

Владыка Вадим (Лазебный), нынешний митрополит Ярославский и ростовский, очень любил в Тельме служить. Потихоньку отец Владимир начал меня спрашивать, не хотел бы я служить в храме, начал меня к этому готовить, и вскоре меня рукоположили во диакона.

А как Вы оказались в Бодайбо? Совсем не близко от Тельмы! 

- В Бодайбо попал по благословению нашего нынешнего архиерея владыки Максимилиана (Клюева). Когда его назначили епископом Братским и Усть-Илимским, он приезжал в Тельму служить на праздник Казанской иконы Божией Матери и спросил у меня: «Отец Олег, Вы же из Бодайбо? Не хотели бы Вы послужить священником в Бодайбо и в Маме?».

Я подумал, что священнослужитель как солдат: куда направили – там и нужен. И согласился. Так и попал в Бодайбо, где прослужил 8 лет.

- Трудно привыкали к новому месту служения?

- Достаточно непросто. Я же попал в Бодайбо 14 октября, на Покров Матери Божией, а на севере осень – время весьма унылое, мрачное.

Да еще и раньше был цветущий город, каким я его помнил 25 лет назад, а тут разруха везде. Матушка моя очень сложно привыкала.

А что делать? Надо как-то жить. А потом и солнышко появилось, повеселее стало. За год постепенно познакомился со многими людьми в городе и уже стал себя чувствовать как рыба в воде.

- А что было самым трудным в первое время? Вы же сразу стали и священником, и настоятелем, и переехали в другой город.

- Меня рукоположили во священника в Братске 12 июля, а в Бодайбо я прибыл на Покров. Все лето и весь сентябрь там пробыл. Обычно священник служит сорокоуст после рукоположения, а у меня «стоуст» получился. Служил за это время в Братске и в Усть-Куте, когда нужно было заменить кого-то из священников.

Вообще Братск для меня – интересный город. Меня рукоположили в Братском соборе Рождества Христова, где нынешние священники Антоний Васильев, Николай Осипов, Димитрий Пономарев, диакон Артемий Пономарев были тогда еще иподиаконами. С какой душой, с каким открытым сердцем они меня приняли!

Братск – это какая-то удивительная планета добра. Сколько бы ни приезжал, любому священнику позвони – тут же отзовутся, приедут, встретят или найдут того, кто встретит, если коробки везу.

Это же первая епархия, которую возглавил и создал владыка Максимилиан. Работало все как часы. Да и любили мы все Владыку очень и уважали.

А когда его назначили митрополитом Иркутским и Ангарским, мы, несколько священников, подошли к нему и сказали, что если наша помощь ему потребуется, то мы готовы.

И скоро я оказался в Усолье-Сибирском.

- Нужно было снова привыкать или Вы почти домой вернулись?

- Наверное, это не совсем дом - мой дом все-таки Бодайбо, я там жил. Там тоже мой первый приход. Очень хорошие люди, много сил души и сердца отдано этому месту и этим людям. До сих пор с ними созваниваемся, поддерживаем связь.

А когда меня назначили в Усолье, было интересно. И службы были такие благодатные! Что-то особенное чувствовалось. Думаю, Николай Чудотворец начал помогать.

Для меня сильно ничего не поменялось – только люди поменялись. Там, в Бодайбо, я служил и был загружен другими попечениями – и здесь, в Усолье, так же. Конечно, сложно расставаться с людьми, с которыми много пережито вместе, но если понимать эту ситуацию с христианской позиции, то мы же никуда друг от друга не делись: молимся, общаемся, они даже приезжают некоторые.

А приход в Усолье замечательный: живой, действующий, все работает, священники тут служили замечательные до меня и сейчас служат.

Вот, например, отец Михаил Шмаков: сколько лет он окормляет глухих людей! Это такой священник, на которого я всегда хотел быть похожим. Он у меня в Тельме еще просфоры брал.

Например, крестит он людей. А покрестить людей – это минимум час. А одна женщина говорит, что не хочет креститься со всеми вместе. И батюшка, покрестив всех, смиренно еще час крестит ее одну.

Отец Артемий Пономарев какой деятельный, активный, творческий! Благочинный отец Николай Лысков сколько делает нужного, полезного и интересного!

Здесь всегда велась очень активная деятельность!

- А что сейчас есть на Вашем приходе?

- В этот приход я пришел, можно сказать, на все готовое: здесь и воскресная школа работала (как для детей, так и для взрослых), действует патриотический клуб под руководством Евгения Верлана, прихожанин Алексей занимается с желающими – у него своя школа самбо. Сейчас активно развивается информационный центр прихода, которым руководит Ольга Абсолямова. Сейчас страничка храма есть ВКонтакте и в Инстаграме.

В храме систематически занимаются с глухими людьми: когда в воскресенье они приходят на службу, то обязательно для них осуществляется сурдоперевод. Помимо службы, отец Михаил в течение недели навещает своих подопечных, беседует с ними. Также для них записывается специальное видео и Евангельские тексты.

- Что, на Ваш взгляд, самое главное, чтобы сложился настоящий христианский приход, дружный и деятельный?

- Самое главное, - это, конечно, отношения между людьми. Наше богатство не в храмах, а в людях. Отношения с людьми – самое дорогое.

А что такое храм? Это сакральная точка соединения земли и Неба. Человеку необходимо общение. К сожалению, нет: мы все оторваны от Бога. У каждого есть свои мыли, свои желания. Очень важно увидеть, выслушать друг друга. Важно, чтобы никто нечувствовал себя одиноким, чтобы приход стал для человека семьей.

Человек сам призван быть храмом Божиим. И вот пока мы таким храмом не стали, мы идем в земной храм, чтобы восполнить недостачу.

Человек должен чувствовать, что, как бы ему тяжело ни было, в храме его примут и помогут. Можно пояснить на примере. Представьте себе: утро, идет дождь, люди ждут автобуса на остановке. И вдруг один прохожий поскальзывается и падает в эту самую лужу. Вокруг все смеются, пальцем показывают. А один человек просто подходит к нему. Подает руку. Помогает встать отряхнуться, подбадривает…

Вот это и есть христианин – тот, кто подаст тебе руку помощи.

Мы пришли в храм для чего? Спасаться. И вот представьте: мы в храме, Господь пришел, врата закрыл, мы все в храме и попадаем с Ним в Рай. И что тут начинается? Смотрим мы вокруг и – «Боже, зачем ты рядом со мной вот этого человека поставил? Я с ним не хочу!». Представляете абсурдность ситуации? Мы пришли, чтобы оказаться с Богом в раю, а оказывается, в раю быть не хотим: «не те» люди рядом. Нам с другим интереснее. Вот такое двойное сознание. Я всю вечность должен теперь быть с этим человеком, а я же его не люблю! Вот наказание-то!

Вот и надо нам научиться любить тех, кто рядом. Мы же вместе должны быть.

- А что самое главное для Вас как для священника?

- Как человек здравомыслящий, я понимаю, что на этот вопрос ответить очень трудно. Священник ведь тоже меняется, растет.

Например, священник обязан говорить с амвона проповедь. А я первый год вообще не мог говорить: эта высокая миссия не соответствовала моему внутреннему состоянию.

И по сей день не соответствует, но я понимаю, что должен говорить, каким бы грешником ни был. Все другие решения – от гордыни, от самолюбия. Старайся быть лучше и делай, что должен, вот и все. Все просто.

Чем больше живу, тем больше понимаю, что недостоин вообще быть священником. Понимаю, что гнать меня отсюда надо подальше. Но Христос дал мне это нести, и я стараюсь изо всех сил, как бы страшно ни было.

А какие качества больше всего важны для священника? К какому священнику я хотел бы попасть, как прихожанин? К тому, кто был бы открытым человеком. Не прогнал бы меня, но выслушал.

В этом отношении для меня всегда пример наш владыка Максимилиан. Однажды в алтаре был свидетелем того, как Владыка сказал одному из отцов: «Отец …, я в четвертый раз говорю, что это нужно вот так сделать». Как в Евангелии, что нужно до семидежды семи раз.

То есть священник должен меня, прихожанина, понять, простить, вообще – заниматься мной, не быть равнодушным к тому, что со мной происходит. Это очень важно, чтобы человек чувствовал, что священнику не все равно. Я, прихожанин, - это овечка его стада, и он должен за мной смотреть.

Неслучайно у нас в народе священника называют ласково батюшкой. Что это значит? То, что священник окормляет своих прихожан. Раньше священник не только службу служил, но и навещал прихожан, беседовал с ними. И они старались соответствовать. Поссорятся, например, в семье, и говорят: «Давай скорее мириться, сейчас батюшка придет, нельзя по-другому».

Сейчас такого нет, потому что в городах очень много прихожан, 100-200 человек не посетишь, и уже нужды всех ты как священник не знаешь, а это важно.

- Какая у вас семья? Расскажите немного, пожалуйста, о ней.

- У меня жена, дочка. Дочка занимается детьми. Старшая внучка заканчивает 9 класс Православной женской гимназии в Иркутске, очень хорошо поет. Остальные помладше.

Помню, как она совсем малышкой болела, и я лежал с ней в инфекционной больнице. Это было очень тяжело. Ад. Годика 2 ей было. У нее температура 40. Врачи каждые 10 минут говорят ее будить и давать по ложечке водички. Ей очень плохо, а я ничем не могу ей помочь. И вот ты хоть как строй свои планы христианские и мировоззрение, а прободет тебя страдание и оружием пройдет душу, как Богородице, и все по-другому осмысливаешь, остро. Живем – и Слава Богу.

- 50 лет. Полвека. Юбилей, когда подводят итоги. Чувствуете итоги? Что бы вы хотели пожелать. Есть такая традиция – в День своего рождения дарить подарки. Можете сегодня в виде подарка пожелать что-то с высоты полувека что-то важное для тех, кто еще не дошел до этого рубежа?

- Наверное, я пожелал бы искренне, чтобы человек наполнялся Христом. Чтобы Христа ставил в центр своей жизни. Не просто на словах, а на самом деле, в каждом своем дне. И вот если он будет это делать, жизнь начнет удивительным образом меняться. Многое будет осмысливаться по-другому.

Вся наша проблема в том, что мы называемся христианами, но Христа не впускаем в свою жизнь. Поэтому самое главное мое пожелание – чтобы человек впустил в свое сердце Христа.

Что значит наполняться Христом? Вера без дел мертва. Нужно взять Евангелие за основу своей жизни и жить по нему на самом деле. Тогда Христос внутри нас преобразит нашу жизнь. Мы склонны ко греху, мы любим и оправдываем свой грех. Но Христос внутри нас удерживает нас от греха и помогает нам. 

Я сдаюсь греху всегда, но Христос победил грех. Это правда жизни. Христос делает так, что ты, человек, не грешишь. Нужно наполняться Христом.

Пресс-служба Иркутской епархии


Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии