Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

05.05.2021  Артос. Проект "Приход"
16.03.2021  Священник Артемий Пономарев. «Ничего не хочу делать, кроме молитвы и поста»
24.02.2021  «Об этом мы не знали» (интервью с секретарем епархии священником Стефаном Бажковым)
20.02.2021  «Нужно наполняться Христом» (интервью со священником Олегом Ресенко)
31.12.2020  Жизнь с распахнутым сердцем (интервью с руководителем социального отдела Иркутской епархии протоиереем Александром Василенко)
30.12.2020  Митрополит Иркутский и Ангарский Максимилиан принял участие в записи радиопрограммы «Православные беседы»
18.12.2020  «Господь руководит моею жизнью, а я стараюсь не отпустить Его руку»
03.12.2020  Трудный путь поиска духовного отца
02.12.2020  СПРАШИВАЛИ? – ОТВЕЧАЕМ! (Рождественский пост в почти детских вопросах и ответах)
30.09.2020  Съемочная группа «Вести-Иркутск» встретилась с митрополитом Ярославским и Ростовским Вадимом
24.09.2020  Телеканал "Союз" отметил журнал "Врата" Братской епархии
13.09.2016  Не нужен клад, когда в семье лад
01.07.2016  25-летие иерейской хиротонии отметил протоиерей Владимир Килин
10.06.2016  В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора
13.01.2016  «Думайте, о чём вы поёте». Интервью с Владимиром Горбиком
07.10.2015  Восхождение к вершинам с Владимиром Горбиком
17.12.2013  Богослужение с сурдопереводом. Окормление глухих (беседа со священником Михаилом Шмаковым)
28.11.2013  Строительство храма Святых апостолов Петра и Павла в Шелехове
28.04.2013  Беседа с митрополитом Вадимом в преддверии Страстной седмицы (ВИДЕО)
06.11.2012  Ювенальная опасность

 Поиск по сайту



 



31.12.2020

Жизнь с распахнутым сердцем (интервью с руководителем социального отдела Иркутской епархии протоиереем Александром Василенко)

Разговор с батюшкой оставляет ощущение тепла, мира в душе, поразительной внутренней тишины и сосредоточенности и рождает желание быть лучше там, где ты есть, где поставлен: делать свое дело по совести, ответственно перед Богом и людьми.

Так бывает всегда, когда встречаешься или говоришь с отцом Александром Василенко – руководителем епархиальной социальной службы, настоятелем прихода святой блаженной Ксении Петербургской и храма св.Александра Свирского в Кочергате, где есть свое подсобное хозяйство и приходской лагерь и куда батюшка готов ехать сразу после интервью, едва перекусив после службы. А вчера он только вернулся из Пивоварихи, где действует построенный им храм Покрова Пресвятой Богородицы и Покровский Дом Милосердия для Мам…По-другому батюшка не умеет. Кажется, он никогда не отдыхает, всегда собран, мобилен, устремлен к новому важному делу. Он всегда открыт жизни и миру, чтобы распахнутым сердцем заслонить от ударов тех, кто поручен ему Богом: немощных, голодных, страждущих, болящих…

- Отец Александр, расскажите, пожалуйста, с чего все началось? Как Вы пришли к социальному служению? Это было склонностью вашего сердца или, наоборот, стало неожиданным послушанием для Вас?

- Да, меня благословили на это служение, и это было очень неожиданно. С одной стороны, да, наш храм находится на территории детской Ивано-Матренинской больницы, где проходят лечение дети. Много тяжело болеющих, много воспитанников детских домов, новорожденных отказников… С другой стороны, тогда, в начале 2000-х годов у нас еще не было развито достаточное сотрудничество с Министерством здравоохранения, и с больницами, и с социальными службами, а мы по самому нашему местоположению уже пытались находить контакт с врачами, помогать больным детям, поддерживать их родителей.

А дальше все начало складываться и развиваться само собой – в ответ на нужды приходящих людей. Так мы стали работать с бездомными и бомжами, кормить голодных. Как раз в тот период времени было много таких людей, которые потерялись в этой жизни. И мы начинали свое служение с сестрами и братиями нашего прихода, организовывая социальную помощь именно тем людям и именно так, как им требовалось.

Так появилась социальная столовая, где ежедневно кормят бездомных и нуждающихся. У нас есть две богадельни, где находятся одинокие и больные пожилые люди и детдомовские ребята. Сестры нашего Сестричества милосердия начали работу в хосписе, продолжают трудиться в больницах, осуществляют патронаж. Конечно, в период пандемии доступ в палаты стал гораздо сложнее, но мы все равно стараемся сделать все возможное для людей, нуждающихся в помощи.

- Много ли у Вас подопечных, с которыми Вы работаете?

- У нас не было цели считать количество людей, которым мы оказываем помощь – главным было оказать им помощь. Есть некоторая статистика по социальной столовой, но и это потому, что необходимо учитывать продукты и вести расчет, чтобы на всех хватило. Было время, когда мы ежедневно кормили по 40-70 человек, был такой пик. Сейчас, во время пандемии, выдаем питание с собой, ежедневно бывает 10, 15, 20 человек.

В больнице раньше тоже на нашем попечении было 2-3 палаты с детьми, 15-20 человек. Тогда было время, когда детей бросали, было много отказников, были и дети-инвалиды, многие дети изымались из семей, родителей лишали родительских прав, и больница была неким «перевалочным пунктом». Мы даже начали строить Детский дом Милосердия в Пивоварихе, чтобы как-то помочь в сложившейся ситуации, потому что видели, насколько возросли масштабы и количество брошенных детей: больница не справляется, государство не справляется, опека не справляется. Нас просят о содействии – и мы начали этот большой проект. Построили. Но тому моменту, Слава Богу, изменилась ситуация в стране, социальная ситуация изменилась: детей начали в семьи забирать, матери и отцы начали внимательнее относиться к своим родительским обязанностям. Сейчас дежурные в больнице сестры опекают уже не более 5-7 детей в палате.

А построенный Дом Милосердия на 70 человек стал ответом на новые вызовы времени и превратился в социальный приют для мам, попавших в трудную жизненную ситуацию, и их детей. Освящение Дома Милосердия состоялось около двух лет назад, а за прошедший год через социальный приют прошло около 50 человек.

Конечно, в Иркутске есть и другие социальные приюты: например, «Оберег» и «Мария», где обратившиеся за помощью люди живут как в общежитии: работают, приходят в приют ночевать. Возможно, могут порою даже позволить себе чего-нибудь «лишнего». У нас такого нет – все строго: можно все, но только то, что полезно для ребенка и для мамы. У нас есть определенные запреты на некоторые вещи. Кому-то это не в привычку, кому-то это сложно, а кому-то даже начинает нравиться – приходят со словами благодарности. Те, кому совсем не нравится, - дня через два уходят.

- У живущих в социальном приюте в Пивоварихе есть определенные обязанности?

- Да, у всех проживающих есть определенные обязанности: уборка, приготовление пищи, присмотр за своими детьми. Рекомендуется также посещение храма. У женщин там есть возможность заниматься рукоделием; приезжали к ним и представители библиотеки, привозили книги, занимались с ними, беседовали, организовывали чтение.

- А как долго могут находиться женщины с детьми в Вашем приюте?

- В зависимости от ситуации – пока она более-менее не стабилизируется: накопятся деньги на карточке, пока восстановятся контакты с родственниками или пока поможем восстановить документы. Некоторые живут у нас по полгода, были случаи, что обживались и спокойно находились здесь в течение года.

- Связаны ли Вы с социальной службой города, чтобы иметь возможность максимально помочь людям? Чем отличается помощь социальной службы города и помощь, которую оказывает социальная служба Иркутской епархии? Вы как-то дублируете друг друга, дополняете или работаете с разными группами людей?

- Мы не вмешиваемся в работу друг друга, у каждого есть свои сферы деятельности. И в городской службе работают хорошие и неравнодушные люди, которые делают добро для тех, кто нуждается в помощи. Самое главное отличие заключается в том, что мы направляем человека духовно. Вся помощь, которую предлагаем мы, связана с Господом, с храмом и Таинствами церковными, проходит через храм.

Наши сотрудники присутствуют в больницах не только как сиделки, но как сестры милосердия во всех смыслах этого слова и проявляют себя как сестры, и беседуют с людьми как сестры, проявляют и внешнюю, и внутреннюю заботу о больном человеке, готовя его к тому или иному церковному Таинству.

Всегда прошу наших сестер о том, чтобы их служение не было поверхностным, формальным, но чтобы оно было внимательным к человеку, бережным, по-настоящему человечным, порядочным, духовным. Часто приходится общаться с родственниками наших подопечных, с родителями, и мы уже одним своим видом (сестры носят белые косынки с красным крестом) представляем Церковь – по нам и нашему отношению люди будут судить и о Церкви.

- Много ли сейчас сестер в нашем Сестричестве милосердия? Все ли они успевают с таким огромным объемом работы?

- Все наши сестры в основном работающие, семейные, и свое служение осуществляют в собственное свободное время, безвозмездно. Радует, что они успевают и там, и там. Когда наше служение было на пике востребованность, численность сестер доходила до 40 человек. У них был очень жесткий график, все было расписано по часам, по суткам, чтобы помощь была оказана везде, где требовалось. Сейчас, конечно, график более свободный. Периодически участвуют в служении все сестры, поэтому у них стало оставаться больше времени на семью, дом и работу.

Хотя и сейчас бывают ситуации, когда служение требует ночного или суточного дежурства в больнице, сугубой молитвы, участия в перевозке инвалидов и в уходе за ними.

- Насколько Вы, как руководитель социальной службы епархии, считаете необходимым наличие социальной службы на каждом приходе? Были ли в Вашей практике случаи, когда другие приходы просили у сестер помощи в уходе за собственными прихожанами – престарелыми, больными и одинокими? Решает ли подобную проблему создание «официальной» приходской социальной службы или достаточно добрых отношений на приходе и временной помощи нуждающимся и больным «по возможности»?

- Я глубоко убежден, что любой приход без социальной службы – это приход неполноценный. Богослужение требует от нас продолжение служения, и настоящий приход рождается только тогда, когда их начинают объединять дела милосердия, помощи, сострадания, когда служение ближнему прихожане начинают проявлять в реальной жизни. Все об этом знают. Главное об этом не забывать. На любом приходе должна быть группа людей, которая этим занимается: кормит прихожан, ухаживает за больными, посещает одиноких престарелых, помогает тем, что необходимо.

У нас были случаи, когда к нам обращались за помощью в приобретении билетов на дорогу или за помощью с одеждой и обувью. Это, в принципе, нормальная ситуация.

Но вообще нужно стремиться, чтобы каждый приход организовал у себя социально активную группу людей для социальной помощи своим прихожанам и обращающимся в храм действительно нуждающимся людям.

- В Иркутской епархии уже есть такие приходы, кроме Вашего, где подобная социальная помощь людям оказывается и сегодня?

- Да, конечно. Есть такие активные приходы. Очень активные у нас Ангарский и Черемховский районы: есть там и филиалы нашего Сестричества - стараемся организовываться и взаимодействовать. Стараемся встречаться для координации работы. Приезжают к нам и специалисты Синодального социального отдела с очень полезными семинарами практической направленности, следующий из которых запланирован в районе февраля месяца.

- Проходят ли сестры и социальные служащие Вашего отдела какое-то обучение для того, чтобы оказать людям духовную и медицинскую помощь, или любой желающий может прийти к Вам и пополнить ряды Ваших помощников и сестер?

- В общем-то, любая женщина-мать может оказать необходимую минимальную медицинскую помощь – это получено в практике самой жизни и заботы о ближних в семье. Но служение в больнице может нести именно сестра милосердия – и по статусу, и по форме.

Мы с сестрами периодически проходим курсы катехизации, чтобы пополнять запас знаний и духовных сил.

Когда к нам приходит новый человек, прежде всего мы задаем вопрос, с какого он прихода, участвует ли в Таинствах Церкви. А если приходит к нам человек, еще не воцерковленный, мы прикрепляем его к определенной сестре, чтобы с ее помощью все понять о сути социального служения милосердия, сделать шаги по собственному воцерковлению, участвовать в Таинствах и богослкужениях. После этого человек уже может представлять наш приход, Сестричество и даже нашу Церковь Православную. А просто так сразу прийти ев служение в больницу нельзя.

- В наше время очень «модно» говорить о выгорании. Все сестры у Вас на приходе не только служащие сестры милосердия, но и работающие, семейные. Необходимо много духовных, душевных и физических сил, чтобы все это понести. Знакома ли им проблема выгорания? Если да, то как она решается? Или для воцерковленного человека проблемы выгорания не существует, и силы восполняются через отношения с Богом, через исповедь и Причастие?

- Для меня стало приятным удивлением и радостью, что все сестры, занятые и семейные, с детьми и работой, приходят, жаждут этого служения, не отказываются, просятся выполнить что-то. Это как раз пример того, что человек уже имеет ответственность перед Богом, перед своей совестью, перед приходом и людьми. Это люди верующие, воцерковленные. Слава Богу, таких женщин у нас много, и они служат Богу, людям и делу милосердия годами. И количество сестер пополняется. Конечно, кто-то уезжает в другой регион, кто-то болеет или становится достаточно пожилым для выполнения такой трудной работы, но костяк служащих сестер всегда остается и пополняется.

Выгорание – может быть, термин и «модный», но не наш. Когда речь идет о сфере бездуховной, то, может быть, у людей есть энтузиазм, но, может быть, есть и страсти гордости и некоторого самолюбования, и в таком случае постепенно начинается духовное истощение, потому что духовные силы нужно восполнять участием в Таинствах, чтобы были силы для общения с людьми на регулярной основе.

Сейчас, в период пандемии, все вокруг пришло в некоторый упадок, и это дави, многие люди начинают испытывать депрессивные состояния. Конечно, нельзя сказать, что мы находимся в унынии. Мы не унываем, но все происходящее: болезни, маски, разговоры – дают о себе знать. Количество молебнов и служб в храме тоже изменилось. Раньше по воскресеньям у нас было две службы – сейчас одна. Регулярные массовые встречи Сестричества в связи с пандемией также заметно сократились. Мы приходим на службы, собираемся в трапезной.

Хорошо, что у нас есть свое подворье в Кочергате. Это очень значимое для нас место. Там другая обстановка, ситуация другая складывается там. Там продолжение нашего прихода. Там есть небольшое хозяйство. Появился там и храм в честь святого Александра Свирского, проходят полноценные службы, Божественная литургия.

Когда люди живут бок о бок на природе в плотном режиме: утром – молебен, потом различные послушания, труд, заботы и обязанности – это служит и взаимному сплочению прихода, и укрепляет духовные силы каждого из его членов.

- Каждый приход как семья. Приход храма св.блж.Ксении Петербургской с его служением и традициями отличается от прихода, который складывается в Пивоварихе?

- Изначально я старался, чтобы все это было одним целым. Все, что получалось, хотелось перенести и развить на новом месте. Конечно, чтобы приход сложился и состоялся, нужно время.

Я принял решение остаться здесь, а приход в Пивоварихе передать другому настоятелю. (Настоятель прихода в Пивоварихе – священник Дионисий Василенко – сын о.Александра.- Прим.автора). Но у нас много общего. Территория одна (в Пивоварихе находится Дом милосердия), один транспорт. У нас общая воскресная школа, мы ездим в Пивовариху на Пасхальные общие праздники – там есть большое помещение для трапез и праздников. Мы стараемся объединяться, жить единой семьей, потому что когда люди вместе и все это видят и этим живут, то и силы появляются, и любовь, и взаимопомощь.

Конечно, внутренний мир прихожан разный, но мы все едины. В приход Пивоварихи приходят и поселковые, и приезжают жители окрестных деревень. Все уже тоже сплотились, как родственники, как настоящие ближние, и приход уже сейчас насчитывает около 150 человек.

Слава Богу, что так случилось: в нужное время в нужном месте появился храм, куда пришли люди, причем они достаточно молодые, активные, многодетные. Прямо на наших глазах все это родилось и укрепилось в течение года.

- Часто люди говорят, что оказать кому-то любовь и милосердие трудно: идешь мимо, а у тебя просит денег кто-то пьяный. Дашь ему денег – а это ему же пойдет и во вред. Как Вы работаете с такими «сложными» в социальном плане людьми? Были ли в Вашей практике люди, которые пришли откровенно «пользоваться» бесплатным?

- Так устроена наша духовная природа, пораженная грехом, что все мы, по сути, одинаковые. Просто в подобных случаях явно видно духовное поражение человека страстями, а мы с помощью силы Божией стараемся в себе удержать дальнейшее развитие страстей. Но все мы так или иначе согрешаем. Все мы братия и сестры. Конечно, к любому человеку нужно проявлять милосердие, и оно проявляется не просто в деньгах. Конечно, можно обеспечить человека продуктами, дать одежду – это хорошо. Но даже поговорить с ним, сказав доброе слово и проявив доброе отношение, - это тоже важно. Сестры могут по-матерински и поругать кого-то, и поддержать. Можно просто поговорить с человеком без всяких подаяний и жертв, чтобы он почувствовал себя человеком, ощутил внимание к себе.

На случай работы с такими сложными категориями людей у нас предусмотрена социальная столовая, которая как раз дает человеку то, что ему нужно, а не то, что ему повредит: приходи в этот час, мы тебе дадим еду, выберешь себе одежду, помоешь руки и умоешься, мы окажем тебе медицинскую помощь (там есть медицинский кабинет) И у нас ничего не изменится: если ты придешь завтра, ты получишь то же самое. И люди ходят.

Бывает, что эта помощь становится для них поводом к изменению. Они возвращаются другими, благодарят.

Главное, что люди знают, что они не одни, что можно прийти и попросить насущно необходимое – и им не откажут, проявят заботу, постараются найти и дать человеку просимое.

Есть люди, которые посещают социальную столовую много лет, кушают там не год, не два и не три, а гораздо дольше, тем и живут.

Для этого мы и есть.

- Есть ли у Вас планы на будущее?

- О планах говорить непросто, особенно сейчас. Как строить планы, если не знаешь, что Бог даст в жизни завтра? Мы стараемся просто жить. Все, что удалось с Божией помощью организовать и развить – постараться сохранить, удержать то, что уже есть. Основные точки приложения сил у нас обозначены – важно все направления сохранить. Важно сохранить приход и прихожан, чтобы не рассеялись, чтобы не укрепились в своих квартирах у телевизоров, смотря богослужения только там. Чтобы выздоравливали и восстанавливались те, кто болеет. Сейчас многие болеют, и сестры тоже не застрахованы от болезней.

Хочется сохранить все то, что у нас есть, и остаться теми, кем мы были, и после окончания нынешнего трудного периода для всех.

Интервью подготовила сотрудник инфоотдела Иркутской епархии Инна Маковская


Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии