Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

13.09.2016  Не нужен клад, когда в семье лад
01.07.2016  25-летие иерейской хиротонии отметил протоиерей Владимир Килин
10.06.2016  В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора
13.01.2016  «Думайте, о чём вы поёте». Интервью с Владимиром Горбиком
07.10.2015  Восхождение к вершинам с Владимиром Горбиком
17.12.2013  Богослужение с сурдопереводом. Окормление глухих (беседа со священником Михаилом Шмаковым)
28.11.2013  Строительство храма Святых апостолов Петра и Павла в Шелехове
28.04.2013  Беседа с митрополитом Вадимом в преддверии Страстной седмицы (ВИДЕО)
06.11.2012  Ювенальная опасность
29.05.2012  Пою Богу моему (интервью с иереем Алексием Рехиным)
12.12.2011  Протоиерей Вячеслав Пушкарёв подвел итоги уходящего 2011 года…
21.04.2011  Спектакль «ПОВЕСТЬ О МОЛОДЫХ СУПРУГАХ»
09.12.2010  «Эти мои лекции по Библейской археологии выглядели в моих собственных глазах, как миссионерство…». Интервью с преподавателем Киевской Духовной академии протоиереем Александром Журавлёвым
26.05.2010  Интервью с настоятелем Казанского храма в п.Тельма протоиереем Сергием Кандыбиным
12.05.2010  Площадь у Спасского храма. Рассказы о войне
06.04.2010  Улан-Удэнская и Бурятская епархия. Посольский Спасо-Преображенский мужской монастырь. Беседы с насельниками монастыря
05.04.2010  Господь привёл меня домой! (рассказывает бывший член протестантского собрания Игорь Зырянов)
25.03.2010  Беседа с отцом Каллиником Подлосинским об архимандрите Иоанне (Крестьянкине)
10.02.2010  «В соборности спасение». Беседа с архиепископом Вадимом. К 20-летию архипастырского служения владыки Вадима на Иркутской земле
02.11.2009  Беседы с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) (ч.3).

 Поиск по сайту



 


Главная / Интервью


12.05.2010

Площадь у Спасского храма. Рассказы о войне

 

День ясный, теплый, чистый. В Спасском  храме закончилась служба. Музыка, шары, цветы, много  цветов.

С колокольни Спасского храма вид открывается чудный: на площади Кирова готовятся к параду, у Вечного огня – почетный караул. Иван, звонарь храма тоже готовится. В этот день и звон должен быть особенным: 

- На колокольне можно играть и звонить. Как сегодня буду звонить? В уставе церковном  такого звона нет. Это просто будет быстрый, веселый разгонный праздничный звон для встречи наших ветеранов, которые пройдут к вечному огню и для провода их на сам парад. Это будет полная импровизация с какими-то заготовками, которые сложились в самом жизненном опыте звонаря. Буду звонить только сам, потом, как позвоню, хоть целый день могут все звонить! У нас такая традиция на 9 мая можно звонить весь день.

Даже представить сложно, что пацаны, такие  же молодые как мы - воевали! Мы там в этих компах сидим. Школы, университеты… А тогда они по 300 км шли с автоматами, не  ели как следует месяцами. Представить трудно, а ведь еще и убивать людей… Вот мне кажется, я смог бы убить врага, если нужно.

Их все меньше, тех, которые 65 лет назад возвращались со всех фронтов. Но слез и воспоминаний меньше не становится. В этом году особенно много встречалось тех, кто  не воевал, но о войне знают всё. Дети войны… Особенные дети. В детстве у них не было детства.

День ПобедыМалышев Юрий Петрович казак Иркутского казачьего войска:

- Мне было 14 лет, когда война началась. Не охота вспоминать, тяжело было…  Мы в школе учились, после занятий нас в Хомутово возили собирать колоски, брюкву, турнепс. Все это сдавали в колхоз, а после ходили на вокзал, с вагонов воровали жмых. Кушать-то надо было. Солдаты-охранники нас, пацанов, щадили, не трогали, только пугали. А участковые нам поручали ходить по домам. Вечерами ходили, стучали, напоминали, чтоб на окнах кресты из бумаги наклеивали. Я  после учебы помогал мамке  делать мины, здесь на 5–ой Армии. Я бы не сказал, что голодно было, но все жили на «подтяжке».  В школе кормили нас, старались, где и брали что? Даже пончики давали, вот это даже особенно запомнилось! А так, конечно, в основном хлебушек по карточкам. Нас всех по разным школам распределили, а в 42-ом много было раненых, школы были все забиты, там госпитали были, и мы учились в три смены. Мы были дружные, участковых мы знали всех, они приходили к нам на улицу и говорили: «Пацаны, скажите, не появился кто чужой на улице?»  Мы уже сообщали, если кого замечали. А в центре все было: и воровали, и карманники были. Но беспредела не было. И не дай Бог, кто обидит пожилого, мы за это дело прямо лупили таких! Отец мой не воевал, его не взяли, списали, ноги больные были. Еще помню хорошо, что на столбах в городе висели рупора, и как только сводки Совинформбюро передавали, на улицах собирались толпы, слушали. Дома ни у кого не было приемников, запрещалось их иметь. В начале войны храмы закрыты были, открыли их в 43-ем, это я хорошо помню. Как только на ул.Ленина храм открыли, мы прямо всем классом в эту церковь сразу пошли, так я до сих пор в нее хожу.

И, конечно, День Победы помню. Мы как раз из школы шли, первых попавшихся  целовали, поздравляли! У кого что было, угощали, а военные в гарнизоне стреляли!

Я хочу поздравить наших ветеранов, которые добыли и для нас, пацанов того времени, победу и для всех. Пускай ветераны живут, а молодые пусть знают, что благодаря всем им, мы остались живы и осталась Россия, а так бы смяли нас.

День ПобедыНина Иннокентьевна:

- Мы жили в Тюменской области, когда началась война. Папа был на фронте, два брата. Помню, как мы с мамой их ждали. Брат Георгий пришел больной, после войны от ран скончался. А с нами связь какая была? Полевая почта, треугольнички такие, все мы их так ждали! Папа на всех фронтах побывал… Было тяжело, мама работала в колхозе, брат младший помогал, я то совсем была небольшая. Кушать нечего было, где  очисточки, когда крапивочка. Потом переехали в Иркутск. Здесь уже и папа вернулся и братья. Этот день в памяти всегда остается. Брат старший писал: «Мамочка, благослови! Твое благословение меня от пуль ограждает!» Брат, когда вернулся с войны, говорил, что  бомбы летят, стреляют, а они молятся, как могут. Своими словами: «Спаси, Господи!   Спаси нас, Матерь Божия! Помоги нам всем!» Брата Георгием звали, он и к своему святому тоже призывал. И знаю, что в 45-ом году Пасха была на день Георгия Победоносца! Церкви в нашей деревушке не было, дома все молились. Иконочки были  маленькие, книг не было, в душе  просили… Взирали очи свои к Господу, просили помощи. Нас, маленьких, тоже учили, и мы молились, как могли. И ведь в этой беде  объединились все, не было вражды.

День ПобедыАнна Ивановна Матухина. Пришла с внучкой Инной и правнучкой Юлей:

- Приехали мы в Сибирь из Казани. Когда война пришла, мы в колхоз работали, в  Боханском районе. Мне было 14 лет. Днем жали серпом вручную, а вечером молотили  на комбайне. И в школе училась. Мой родной брат воевал под Смоленском, он вернулся живой, но были перебиты ноги, поэтому после войны работал в шахте, выдавал взрывникам динамит, ходить не мог. А двоюродные братья погибли. Отец был в годах, - его не взяли. Так втроем остались: я, мать и отец. Работали, огород был большой,   картошки было много, колоски собирали, мы не голодали. А фронту все тогда помогали. Мать вязала рукавицы, носки. Мы по два-три куля чистили картошки, в печке сушили, отправляли на фронт. Все в деревне помогали фронту. А когда война кончилась, я уже училась в районе. Объявили. А брат еще год был в госпитале, не мог ходить, но  мы  не знали, что он жив. А мать молилась! Утром и вечером. Помню, что мы с девчонками жили в общежитии. Вдруг подходит машина бортовая, там сидят солдаты. Один выходит, идет по коридору, мою фамилию назвал. Смотрю – брат уже идет не на костылях! А мать   рассказывала до этого еще в деревне видит сон - двери из сени отворились, и заходит старик и говорит – «Не плачьте, молитесь, ваш сын живой придет. С девушкой и с мужчиной». Мать  проснулась, лампу керосиновую привернула - никого  нет!  И  вот мы потом к матери приехали: я брат и еще один мужчина из нашего села. Прямо, как ей во сне это старик сказал! Она и не знала, кто это к ней  приходил, говорит, что был старик седой и с палкой. Может святой какой? А молиться-то нам и негде было, церкви не было нигде рядом, просто свои иконы были у матери. У нас были пчелы, она свечечки свои делала, молилась. Знаете, мы там все так дружно жили! Замков не было. У нас вот были пчелки, немного, три улья. Накачает отец меду, мать понесет, кто где заболеет, и так, кто придет, всем давали. И никогда денег не брали, просто так давали. И никто не ругался. Ни своя семья, ни с соседям. И не пили у нас там, а то на что было пить? Денег же не было! Сегодня День Победы, я с самого утра реву, плачу, плачу… У нас ведь там в селе так много народу погибло! У нас одна женщина, матери подруга говорила: «А у меня Сережа служит на печке…» Не могла поверить, что сын погиб.

День Победы Инна, внучка: 

- Мы свою бабушку любим, у нее двое внуков, четверо правнуков. Бабушка нам много про войну рассказывала, с детства ее рассказы помню. Как, самолеты летали так, что небо не видно было… Страшно, конечно. Как письма ждали. Нелегко тоже было, хоть и не было здесь, в Иркутске немцев. У нас родственники в Ленинграде всю войну жили, там конечно, страшно было. А бабуля наша добрая, так в ней эта доброта и осталась. До сих пор всех вареньем угощает: и продавцов в магазине, и соседей, и врачей в поликлинике. Вот ей уже девятый десяток, с  правнуками водится гладит, с утра с собакой гуляет, варит нам. Трудолюбивая она у нас, и даже на даче работает до сих пор. А она ведь даже нигде  кроме Иркутска не была, ничего не видела, всю жизнь работала, все отдала.

День ПобедыКлавдия  Дмитриевна  Дегтярева :

- Я в военно-топографической службе работала в 44-ом 45-ом годах, сразу из школы. У  меня и за Германию и за Японию есть награды. Сама икутянка. Нашей части уже 75 лет, встречаемся… И после войны все хорошо сложилось - два сына, причем хорошие.  Нет, мы и не думали, что немец сюда придет, но здесь Япония ближе. Мы в части собираемся, встречаемся. Всем было тяжело:  и в тылу и на фронте… Ко всему привыкаешь, всегда  ждешь лучшего. Я жила с матерью и отчимом. Его проводили, он уже с вещами ушел, а потом смотрим - возвращается! Здесь по брони оставили, на грузовой машине работал. Время было тяжелое, но не страшное, как сейчас. Сейчас ведь и своих порой боятся, а мы детьми рано с 5-6 часов утра уходили в лес за грибами, ягодами, почему и выжили. И не боялись в лес ходить, хоть и детьми были, собирались несколько ребятишек  и уходили. И родители нас спокойно отпускали на целый день. Ягодки, корешки выкапывали ели.  

День ПобедыЕкатерина Ефимовна Карнаухова:

- Всю войну в деревне… В Братском районе. Семнадцать мне было, когда война  началась эта проклятая! На все село два мужика и было: один - со вставным глазом, другой - с одной ногой. Один был председателем сельсовета, другой – председатель  колхоза. И мы ишачили! Почти как мужики пахали! Сеяли, лес валили. А  на лесоповале  на коленках пилили. Сядешь на коленки перед сосной, а ее охватить не можно. Сидишь и плачешь. А морозы, холодно! Одежда заледенеет коркой, в барак придем, а там народу уже много, все места у печки займут взрослые, а мы, молодые, остаемся, одежду высушить не можем. Утром встаем сырые, пока до лесу дойдем - опять все заледенеет. Столько слез перелили, ужас! Лес в Братск возили, там дальше сплавляли. Это все наши руки делали, теперь болят руки и ноги. Еды-то не было вдоволь. Хлеб часто вымерзал,   собирали мало. Отсортируем. Добрый – государству сдаем, а нам – одни отсечки, да трава зеленая. Крапива, одуванчики все, что где росло. Вот это и ели. А потом колоски насобираешь, намнешь - намнешь, нальешь кипяток, распаришь, вот и вся еда. Зато дружно жили, кого было делить? Встали - пошли работать, в 7 уже на луга, на поля, чтоб по росе выкосить, побольше выжать, и все руками, техники-то не было никакой... Все здоровье там оставила!  Ребят не было, ребят наших годов всех забрали. А вернулось совсем мало мужиков! В одном доме четверо ушло, и ни один не пришел… У меня два дяди не вернулись, отец ушел на войну, потом заболел почками, опухать стал, его  отпустили. Я парня своего на фронт провожала, семь лет его ждала, а он пришел больной. А мне не сознался, я бы знала, что он такой, может и не пошла бы за него, он пожил всего года два и помер. Дети были, но дочка умерла, сын тоже, а последышек осталась, я с ней живу в Иркутске теперь. С праздником - то вот нас, тружеников тыла, только теперь и стали поздравлять, а то все забывали. А как все вспомню, так всю  трясет. Вот сюда еле дошла…

День ПобедыАлина, Мария – школьницы сегодняшнего дня:

- На уроках истории пока мы не проходили эту войну. Пока изучаем историю 19 века. За нашим классом закреплены два ветерана, мы их часто навещаем, и они к нам в школу приходят. Мы знаем, что наша 11-ая школа была госпиталем во время войны. В школе все это знают, в музее записи есть… И сюда мы не просто так приходим с шариком к 9 мая. Это наше прошлое и его надо помнить. У меня бабушка с дедушкой были детьми в войну, им было 9-10 лет, для них это было тяжелое детство, это в семье все знают.

- А молодежь иногда говорит, что лучше бы немцы победили…

- Ой! Нет! Ни за что! Тут мы патриоты до мозга костей!

- Это очень важно. Это наше прошлое и его надо помнить.

- Нет- нет! Как представим, что немцы бы победили... 

Молодые люди дарят цветы  ветеранам, благодарят за победу, желают здоровья. Ветераны благодарят и отвечают:

- Не дай Бог вам всего того, что пережили мы. Этот день нам дался очень тяжело.

Екатерина Сергеевна Вдовина. Тамара Кузьминична Никулина:

- В колхозе в Тюменской области жили. Мне тринадцатый год пошел. И работали только дети и женщины. Мужчин сразу всех забрали. Когда война началась, мальчишки семнадцатилетние сразу в военкомат побежали, на войну проситься. Не взяли – несовершеннолетние. А вот, когда им через год пришли повесточки, тогда уже все плакали! Тогда уже со слезами ехали. И ни один не вернулся! В нашем поселке ни один молодой человек не вернулся! Да и пожилые тоже. А мы вот и работали, работали… В  колхозе. Мальчики, кто постарше - к станкам, девочек -  в Тобольск на лесозаготовки. Лебеду ели. Держали коров, но все было надо сдать государству. Овечек держали,  заколол - шкуру сдай, мясо сдай. Мы в колхозах были вообще бесправны.

- Мне 7 лет было, я в Иркутске всю войну была. Нас в школе как-то учили всю войну. Поначалу девочек отдельно от мальчиков, а потом всех вместе. Все хоть и голодно  было, но учились хорошо. Не было, чтоб не хотели дети учиться. Наоборот, боялись, что исключат за плохие отметки или поведение, боялись, чтоб родителей не вызвали. 

- 65 лет назад в такой же день мы в школу шли. У нас там был Ленинградский детский  дом. Эвакуированные детишки с нами учились. И вот митинг тоже был по случаю Победы. Нас всех школьников собрали. Все плачут! Кто от радости, кто от того, что не вернулись к ним. А девочка одна, ленинградка, всем говорит: «Ну что вы так плачете? Я вот всех потеряла, и то не плачу...» А у самой слезы - рекой! Я это как сейчас  помню!

- А я помню - яблони цвели, мы в этот день в школу в кофточках шли.

Такой вот день. Здесь всегда встречаются дети, молодежь. Разная. А разница между ними в этом году всего-то 65 лет!

Ольга Кремлянская

Пресс-служба Иркутской епархии

День Победы

День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы
День Победы

Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии