Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

10.06.2016  В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора
13.01.2016  «Думайте, о чём вы поёте». Интервью с Владимиром Горбиком
07.10.2015  Восхождение к вершинам с Владимиром Горбиком
17.12.2013  Богослужение с сурдопереводом. Окормление глухих (беседа со священником Михаилом Шмаковым)
28.11.2013  Строительство храма Святых апостолов Петра и Павла в Шелехове
28.04.2013  Беседа с митрополитом Вадимом в преддверии Страстной седмицы (ВИДЕО)
06.11.2012  Ювенальная опасность
29.05.2012  Пою Богу моему (интервью с иереем Алексием Рехиным)
12.12.2011  Протоиерей Вячеслав Пушкарёв подвел итоги уходящего 2011 года…
21.04.2011  Спектакль «ПОВЕСТЬ О МОЛОДЫХ СУПРУГАХ»
09.12.2010  «Эти мои лекции по Библейской археологии выглядели в моих собственных глазах, как миссионерство…». Интервью с преподавателем Киевской Духовной академии протоиереем Александром Журавлёвым
26.05.2010  Интервью с настоятелем Казанского храма в п.Тельма протоиереем Сергием Кандыбиным
12.05.2010  Площадь у Спасского храма. Рассказы о войне
06.04.2010  Улан-Удэнская и Бурятская епархия. Посольский Спасо-Преображенский мужской монастырь. Беседы с насельниками монастыря
05.04.2010  Господь привёл меня домой! (рассказывает бывший член протестантского собрания Игорь Зырянов)
25.03.2010  Беседа с отцом Каллиником Подлосинским об архимандрите Иоанне (Крестьянкине)
10.02.2010  «В соборности спасение». Беседа с архиепископом Вадимом. К 20-летию архипастырского служения владыки Вадима на Иркутской земле
02.11.2009  Беседы с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) (ч.3).
29.10.2009  Беседы с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) (2, продолжение).
20.10.2009  Беседы с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) (1).

 Поиск по сайту



 


Главная / Интервью


07.04.2009

Вячеслав Бутусов: «Открыто обратиться к Церкви меня сподвигнул Костя Кинчев»

 

Легенда русского рока рассказал о том, как он пришел в Православие

 

Вячеслав БутусовНаша беседа с Вячеславом Бутусовым состоялась сразу после окончания экскурсии по храмам Иркутска. За чашкой чая мы успели поговорить о многом, а начался разговор с процесса приготовления черемухового варенья.

- А бабушки раньше протирали через сито, и получалось очень вкусно, - сказал Вячеслав.

- Представляю, насколько это трудоемкий процесс!

- Конечно, так ведь трудоемкость – это же спасение. Это единственное, что человека отвлекает от этого безделья.

- Скажите, Вам понравилась поездка?

- Да, спасибо, что вытащили. Вы знаете, мне это такая подмога. Периодически выпадает такая возможность, я стараюсь ее не выпускать. Я в Москве даже сподвигнулся причаститься. Хотя, в общем, для меня это испытание. Я с трудом вхожу в новые храмы. И самое большое испытание себя заставить, переломить.

- А в Питере в какой храм Вы ходите?

- В Пушкине, в Знаменский. Я привык. Это небольшая церковь. И я уже там всех знаю.

- Получается, что в течение всего Великого поста у вас гастроли? Как-то Кинчев приезжал к нам и рассказывал, что в пост никаких концертов не дает.

- Это зависит от некоторых особенностей. Сначала у меня был период, когда я к этому строже относился. Потом уже позволил «очистить» первую неделю поста и последнюю. Сейчас мы как раз до Страстной недели гастролируем, а потом домой вернусь. И видите ли, для меня концертная деятельность, это испытание. Я не получаю от этого никакого удовольствия, даже не представляю себе этого. Я бы с большим удовольствием сидел дома: и в пост, и не в пост.

Вячеслав Бутусов- В таком случае, не было ли желания сменить род деятельности?

- Было. Но пока не получается.

- И до сих пор есть?

- Да, конечно. Только я не понимаю, как это можно сделать. Для меня две вещи пока непостижимы в нашем общежитии. Первое, как человек семейный может взять и переехать из одного места в другое, второе – это поменять род деятельности. Если бы я был человек несемейный, я бы, наверное, решился. Или, может быть, это просто духу не хватает. Потом есть такие люди типа меня, которые впадают в лукавое состояние, когда им вообще ничего не надо. Ничего им неинтересно, чем ни займутся - все не то. Все не так.

- На творчестве отражается?

- На всем отражается. Я впадаю в состояние анабиоза. Раньше я мог вообще лежать сутками. Ни есть, ни пить, главное, не двигаться. Главное, не двигаться и не открывать глаз. Такая игра в Вия. Ты закрыл глаза - и вокруг ничего нет.

- И как домашние реагировали на такое ваше состояние?

- Вот я бы убил такого человека, который вел бы себя так. Или вынес бы его из дома или сбросил бы с балкона. Но вот супруга моя как-то все перенесла. Не знаю как.

- А когда Вы к вере пришли?

- Я не пришел, я к ней иду. Я просто чувствую, что во мне есть такие вещи, которые с толку сбивают. Во-первых, я, например, сравниваю себя со своей супругой, которой дано Богом такое открытие и она его сохранила, ей все легко дается. Т.е. она подошла, помолилась и ей этого достаточно, это придает ей сил. А в меня, как в гранитный камень, не входит. Такой дубовый, черствый характер. Плюс к этому прибавляется высокомерность.

Семнадцать лет прошло. Осознанных лет.  В 30 лет я крестился. И сначала мне казалось, что очень трудно соблюдать какие-то правила, находить время для молитвы. Потом я стал настолько строг в этом отношении, что решил - мне все мешает, надо уйти куда-нибудь в пещеру, стать монахом. Теперь я немножко отхожу от этого состояния.

Вячеслав БутусовМне потом кто-то из знакомых батюшек сказал: «Ну, это ты легко решил отделаться». То есть это, оказывается, легко взять и бросить работу, семью, родных, спрятаться.  Практически это тоже самое, что происходило со мной, когда я пил по-черному и впадал в это состояние анабиоза и лежал сутками, ничего в себя впустить не мог. Тогда была одна крайность, а потом другая. И потом до сих пор много вопросов есть, на которые я не нашел ответа. Так что когда мне эти ответы откроются, то я, наверное, на какой-то другой уровень перейду. А вот так открыто обратиться к Церкви, меня, кстати, Костя Кинчев сподвигнул.

- И как Костя повлиял?

- Да я просто увидел, как он меняется и как я меняюсь. Я всю жизнь был таким тихушником, затворником. И делал все так, чтобы никто ничего не видел. А потом произошла наша, как я считаю символическая встреча с Кинчевым. Я посмотрел на него и понял, без веры жить нельзя.

- Я недавно в сети посмотрела тот самый клип, где вы втроем с Кинчевым и Шевчуком. Там такое легкое настроение!

- Этот клип каким-то провидением был снят. Там не так все должно было быть. Съемка эта произошла от отчаяния. В тот день у меня был день рождения, 15 октября, и я стоял и строгал какие-то овощи у стола, готовя праздничный обед. Тут Юра позвонил и сказал: «Все. Срочно надо снимать клип, потому что Костя проездом через Питер. Я его встречаю, высаживаю с поезда и едем сразу в Пушкин клип снимать». Мы приезжаем в Пушкин, там какая-то ерунда происходит, ломается аппаратура, телевидение ждать больше не может, техника сворачивается и уезжает.  А Юра - экстраверт. Он не держит в себе яда переживаний, он сразу в какое-то действие начинает превращать. В отчаянии у каких-то пацанов, которые бегали там, пытаясь у него автограф взять, он выхватил переносной магнитофон. Говорит: «О! Дайте мне. А то нам не под чего клип снимать». И режиссер, который тоже был наш товарищ и не покинул место съемки, схватил камеру и давай за нами бегать. В итоге получился вот такой клип. И как-то вполне естественно.

- Хорошее видео!

- Да. Хотя песню эту я не люблю. А вообще редко такое бывает, когда мы можем себе позволить, гуляя где-нибудь в парке, снять все это на «Бетакам», которым снимают кино.

- Сейчас вы также общаетесь втроем? Дружба не прекратилась?

- Нет, не общаемся. Очень редко. С Костей мы как-то еще встречаемся. Был момент, когда я к нему в гости приезжал в Москве. А так в принципе каждый со своим заповедником живет сам по себе. Потом, я думаю, это не секрет, но Костю с Юрой наедине оставлять нельзя, потому что они все время о чем-то спорят. В частности, когда касается вопросов веры. Там начинаются всякие жесткие разговоры, что после этого они не общаются друг с другом. Кстати, Костя строго подошел к этому вопросу. Единственное, что он никак курить бросить не может, но, по крайней мере, самые сложные вещи он преодолел, на мой взгляд. А Юра… В общем, у него был период он воздерживался, а потом опять начал пить. У каждого свои пироги.

- Я где-то в интервью у Мамонова читала, что тяжело дается преодоление старых многолетних привычек.

- Это не привычка. Как привык, так и отвык. А это тебя в плен взяли и не выпускают. От тебя тут ничего не зависит.

- Вы тоже раньше курили?

- Я курил, но это для меня не проблема была, потому что я курил за компанию, как лопух. Как в институт поступил, так и стал покуривать. Но это по дурости, потому что мне никогда это не нравилось. Я знаю людей, которым нравится. Они курят со школы и им это нравится. А мне это никогда не нравилось, я курил исключительно из пижонства.

- Расскажите о своем младшем сыне. Даниил, конечно же, вместе с вами в храм ходит?

- Да. И он в этом смысле без комплексов. Условности неведомы детям. Он там говорит то, что видит. Громко так, во всеуслышание. Иногда очень смешные вещи. Мы как-то стоим с ним. Причастили. Батюшка проповедь говорит, а он не очень любит ждать чего-то.

- Креста, наверное, ждали?

- Да, креста. И Даниил послушал проповедь, послушал, потом устал и говорит: «Папа, ну что ты стоишь?» А мы стоим позади народа, ближе к выходу. Он у меня на руках. Я говорю: «Даниил, мы же ждем, когда люди начнут к кресту подходить. Видишь народ». А он мне в ответ: «Папа, ну иди уже в народ». И для меня это такая символическая фраза была. Я прямо потрясен был.

- У вас так и получается. Выходите на сцену к народу.

- Ну да, я себя как барон Мюнхгаузен за волосы вытаскиваю. Потому что я, правильно кто-то сказал, нелюдимый человек, для меня это тяжелое испытание. Столпотворение, многолюдство. Я вот в небольшой-то компании не знаю как себя вести, а уж когда много народу, вообще теряюсь. Просто выбираю определенную форму поведения и все. Ограничиваю себя.

- И при это вся ваша жизнь связана со сценой?

- Я воспринимаю это как послушание.

- А в творчестве, что изменилось в последнее время?

- Самое главное, что все делается осознанно, потому что раньше больше неосознанного было. Раньше, например, были какие-то вещи, которые я писал, но не понимал, о чем это. Да и потом я с трудом воспринимаю поэзию. Причем, воспринимаю ее не с листа, а с чужих уст. Когда кто-то хорошо читает стихи, меня это впечатляет.

- Если говорить о поэзии и о поэтах, в частности, то, может быть, вы расскажите, насколько хорошо в последнее время вы общались с Ильей Кормильцевым?

- Периодически встречались в Москве, иногда он приезжал в Питер. Но у него уже круг деятельности сменился. Он больше издательством занимался. Все музыкальные эксперименты к тому времени закончились, хотя его супруга профессиональная певица. Она поехала учиться в Лондон. И Илья поехал с ней. Чем занимался Илья в Лондоне я плохо себе представляю. Оттуда мы общались по электронной почте, а из больницы по смс. И когда Илья умер, все это время рядом с ним был человек, по вероисповеданию мусульманин. Больше рядом с ним никого не оказалось, ни жены, ни родных, ни близких.  Его хоронили в Москве. Отпевания не было. А на кладбище пришли какие-то люди, совершили с ним мусульманский обряд и похоронили его.

- А Вы были на похоронах?

- Нет. Я потом делал заочное отпевание и отвез землю на могилу.

- В завершении нашей беседы, что Вы можете пожелать всем, кто будет читать это интервью?

- Я могу только одно пожелание сказать. Самое трудное. Надо верить! Потому что все трудности, от которых мы страдаем, это всё мнимые трудности, всего лишь повод, чтобы оправдать свое нытье. У человека по природе есть лукавая потребность поныть, и ради этого повода мы и придумываем себе псевдотрудности. А ведь это житейский мусор. И среди этой суеты, самое трудное — это верить, любить и надеяться. Я вот, например, до сих пор не могу найти ответ на вопрос -  как это не унывать? Мне никто не может ответить на него. А при этом «не унывать» - это составляющая часть понимания веры. Это целый комплекс, в котором себя нужно блюсти. Мне кажется, что мы сейчас находимся на рубеже, когда конфеты закончились, привлекать больше никого не нужно. Как вот с нами было в русском роке, мы успели проскочить в щель закрывающегося занавеса и после это пошли всякие «звери» и «насекомые». Так и здесь, лучше не упускать: пришла мысль о вере,  хватайся за нее - держись. Сегодня все настолько сурово происходит, что мы даже и не представляем себе всей глубины.

 

 

Наталья Ко, специально для пресс-службы Иркутской епархии.

Фото Александра Еловского

 

 


Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии